Географические открытия и исследования в Арктике (с 1594 г. по 13 августа 1896 г.)
с 1 июня 1594 г. по 1 ноября 1597 г.
Исследования Шпицбергена и Новой Земли. Экспедиции Виллема Баренца
Период
с 1 июня 1594 г. по 1 ноября 1597 г.
Место:
о. Шпицберген, арх. Новая Земля
Описание:

Исследования Шпицбергена и Новой Земли. Экспедиции Виллема Баренца

Виллем Баренц родился около 1550 года на острове Терсхеллинг в Испанских Нидерландах. Баренц (Barents, Barentsz) — сокращение от Барентсзон (Barentszoon) — то есть сын Барента, и, таким образом, является отчеством, но не фамилией. Последняя в данном случае отсутствовала, что свидетельствует о незнатном происхождении.

Картограф по специальности, Баренц совместно с Петером Планциусом издал атлас Средиземноморья, ставший результатом его плавания по этому региону. Всемирную известность принесли ему экспедиции в Арктику в поисках альтернативного морского пути в Ост-Индию. Баренц верил в существование свободной ото льда дороги через Ледовитый океан, полагая, что солнце в полярный день должно растопить весь лёд.

Основной причиной, побудившей Нидерланды заняться поисками северного морского пути в конце XVI века, являлось господство Испании и Португалии, полностью контролировавших дорогу специй вдоль побережья Индии в эпоху Великих географических открытий.

Первая экспедиция Баренца

За англичанами на поиски Северо-Восточного прохода двинулись голландцы. В июне 1594 г. из Голландии на север вышла экспедиция на трех кораблях и яхте с заданием открыть удобный морской путь в царства Катайское и Синское, проходящий к северу от Норвегии, Московии и Татарии. Одним кораблем командовал амстердамец Биллем Барентсзон (сын Барента), прославившийся под обычным у голландцев сокращенным отчеством Баренц — фамилии у него, как у человека простого происхождения, не было; второе судно шло под командованием Корнелиса Корнелисзона Ная, третье — Бранта Исбрантзона Тетгалеса. Торговым комиссаром на его корабле был Ян Хейген Линсхотен; он владел пером и описал это и последующее путешествия.

Близ устья Колы экспедиция разделилась: Най и Тетгалес двинулись прямо на восток, через Югорский Шар проникли в Карское море и достигли западного берега Ямала у 71 с. ш. Они считали, что открыли уже достаточно и что пора возвращаться, тем более что им было поручено только отыскать удобный путь.... Баренц повел свой корабль и яхту на северо-восток, с тем чтобы обогнуть с севера Новую Землю, за которой рассчитывал найти свободное ото льда море. 4 июля он увидел мыс, видимо Сухой Нос, западный мыс Северного острова (73 끇' с. ш., 53 45' в. д.). Продвигаясь на север, Баренц открыл о. Адмиралтейства (вторично после русских) и прошел пролив, отделяющий его от Новой Земли. На 75 54' с. ш. у острова голландцы нашли обломок русского корабля, а за 76 с. ш. миновали голый Остров с крестами — так назвал его Баренц, увидевший там два креста; несомненно, их поставили русские на могилах или как опознавательные знаки. Вот как далеко на север заходили русские зверобои уже в XVI в. В этом районе голландцы впервые увидели лежбища моржей и встретили белого медведя. С 13 июля продвижение на север очень замедлилось.

29 июля Баренц открыл у 77 с. ш. крайний северный мыс Новой Земли, названный Ледяным (мыс Карлсена), а 1 августа близ него - небольшие Оранские о-ва. ...Моряки не желали идти дальше. Поэтому... он счел за лучшее... вернуться к другим кораблям, взяв курс к Вайгачу... У Матвеева острова (69뀨' с. ш.) флотилия соединилась. Баренц был удручен поражением, капитаны Най и Тетгалес ликовали.

В сентябре все суда вернулись в Голландию. Два победителя были встречены с триумфом и возглавили в 1595 г. большую экспедицию. Баренц в ней был главным штурманом и капитаном одного из кораблей. Голландцы вернулись на родину, ничего не добившись.

Вторая экспедиция Виллема Баренца

Вторая, менее удачная экспедиция была совершена в 1595 году. Баренц в ней был главным штурманом и капитаном одного из кораблей. Семь кораблей попытались пересечь пролив Югорский Шар. К сожалению, поход был совершен не вовремя – практически весь пролив затянут толстым слоем льда. За время этой экспедиции был исследован остров Вайгач, на нем найдены 400 идолов эпохи язычества.

Третья экспедиция Виллема Баренца

Правительство Нидерландов назначило большую премию тому, кто откроет Северо-Восточный проход, и амстердамский сенат снарядил два корабля, командирами которых были назначены Якоб Гемскерк и Ян Рейп. Баренц согласился пойти штурманом с Гемскерком. Считая, что неудача 1595 г. объясняется поздним выходом из Голландии, экспедиция двинулась в путь весной 1596 г. Рейп, вопреки мнению Баренца, настоял на северном направлении, чтобы войти в Полярное море, якобы свободное ото льдов. Неожиданно под 74뀦' с. ш. открылся остров, у которого был убит белый медведь, поэтому его назвали Медвежьим. Пробыв там четыре дня, голландцы пошли дальше, причем Рейп, видимо, зная о плавании русских к Груманту (Шпицбергену), взял курс на север, с уклоном к востоку. 19 июля близ 80 с. ш. голландцы увидели землю, принятую ими за часть Гренландии, с множеством заостренных вершин, поэтому назвали ее Spitsbergen.

Продвинувшись вдоль нее на запад, моряки обнаружили меридиональный залив — это был Вуд-фьорд на северном побережье о. Западный Шпицберген (у 14 в. д.). Через три дня, после неудачной попытки пробиться сквозь льды на северо- запад, голландцы повернули к югу и за 79 с. ш. нашли, по Де Феру, залив или пролив. Не дойдя лишь 15 км до южного выхода из этого, как мы теперь знаем, пролива Форлансуннет (длина 90 км), отделяющего Западный Шпицберген от о. Земля Принца Карла, они вернулись к северному выходу. 28 июня, обогнув мыс Фуглехукен (Птичий), моряки проследили весь западный берег Земли Принца Карла и почти весь юго-западный берег Шпицбергена.

1 июля корабли вернулись к Медвежьему острову. Здесь снова начались разногласия. Баренц настаивал на поисках прохода к востоку от Шпицбергена.

Гемскерк на этот раз присоединился к мнению Баренца, и корабли разделились. Рейп повел свое судно снова на север, Гемскерк и Баренц двинулись прямо на восток и 17 июля подошли к Новой Земле у 73o 20' с. ш., а затем повернули на север. В непрерывной борьбе со льдами они достигли 19 августа мыса Желания, а немного юго-восточнее — мыса Флиссингского (название дано Баренцем). Продвинуться дальше голландцы не смогли, вернулись к северному берегу и 26 августа остановились на зимовку в Ледяной Гавани.

Моряки из плавника построили избу с очагом и дымовым отверстием, обшив ее снятыми с корабля досками. Почти все болели цингой, из 17 зимовщиков умерли до весны двое. Потеряв надежду отремонтировать корабль и вывести его на чистую воду, голландцы подготовили две шлюпки к парусному плаванию. В середине июня 1597 г. перед Отходом Баренц написал отчет о плавании и зимовке и прикрепил его к очагу. Моряки взяли с собой, кроме личных вещей, более ценный купеческий груз. Двух тяжелобольных — Баренца и матроса — перенесли в шлюпки. Море было бурным, и только через шесть дней, после того как голландцы покинули зимовку, им удалось обогнуть Ледяной мыс. За мысом 20 июня 1597 г. Баренцу сообщили, что больной матрос умирает. Он сказал: Мне кажется, что и я протяну недолго, и вскоре умер. Тело его было опущено в море, которое с 1853 г. начали называть Баренцевым.

Моряки очень медленно продвигались на юг, лишь 28 июля достигли южного берега Новой Земли и там за мысом увидели два русских судна. Они и обрадовались, и испугались, не зная, как с ними поступят незнакомые люди. Но поморы подошли к ним безоружные. Двое из них дружески похлопали по плечу меня и капитана Гемскерка, узнавши нас по прошлой встрече [в 1595 г. в Югорском Шаре]... Они показывали, что сочувствуют нам... и один из них... принес кругловатый ржаной хлеб... и несколько копченых птиц... На следующий день голландцы пошли к Вайгачу и четыре дня из-за шторма стояли у какого-то островка. На берегу они нашли ложечную траву. Мы ели ее полными пригоршнями... и [вскоре]... некоторые могли жевать сухари, что раньше не в силах были делать. Когда погода улучшилась, они пошли на юг и узнали от встречных русских, что находятся близ Печоры. С величайшими усилиями обе шлюпки 2 сентября добрались до Колы.

В Коле стояли три голландских корабля. Один из них под командой Рейпа. Тот после безуспешной попытки подняться в 1596 г. севернее Шпицбергена вернулся в Голландию, летом 1597 г. ходил в Архангельск и теперь возвращался домой. Он доставил спутников Баренца в Амстердам 1 ноября 1597 г. Из 17 зимовщиков вернулись 12.

с 1 июня 1594 г. по 30 сентября 1594 г.
Первая экспедиция Виллема Баренца
Период
с 1 июня 1594 г. по 30 сентября 1594 г.
Место:
Новая Земля
Описание:

За англичанами на поиски Северо-Восточного прохода двинулись голландцы. В июне 1594 г. из Голландии на север вышла экспедиция на трех кораблях и яхте с заданием открыть удобный морской путь в царства Катайское и Синское, проходящий к северу от Норвегии, Московии и Татарии. Одним кораблем командовал амстердамец Биллем Барентсзон (сын Барента), прославившийся под обычным у голландцев сокращенным отчеством Баренц — фамилии у него, как у человека простого происхождения, не было; второе судно шло под командованием Корнелиса Корнелисзона Ная, третье — Бранта Исбрантзона Тетгалеса. Торговым комиссаром на его корабле был Ян Хейген Линсхотен; он владел пером и описал это и последующее путешествия.

Близ устья Колы экспедиция разделилась: Най и Тетгалес двинулись прямо на восток, через Югорский Шар проникли в Карское море и достигли западного берега Ямала у 71 с. ш. Они считали, что открыли уже достаточно и что пора возвращаться, тем более что им было поручено только отыскать удобный путь.... Баренц повел свой корабль и яхту на северо-восток, с тем чтобы обогнуть с севера Новую Землю, за которой рассчитывал найти свободное ото льда море. 4 июля он увидел мыс, видимо Сухой Нос, западный мыс Северного острова (73 끇' с. ш., 53 45' в. д.). Продвигаясь на север, Баренц открыл о. Адмиралтейства (вторично после русских) и прошел пролив, отделяющий его от Новой Земли. На 75 54' с. ш. у острова голландцы нашли обломок русского корабля, а за 76 с. ш. миновали голый Остров с крестами — так назвал его Баренц, увидевший там два креста; несомненно, их поставили русские на могилах или как опознавательные знаки. Вот как далеко на север заходили русские зверобои уже в XVI в. В этом районе голландцы впервые увидели лежбища моржей и встретили белого медведя. С 13 июля продвижение на север очень замедлилось.

29 июля Баренц открыл у 77 с. ш. крайний северный мыс Новой Земли, названный Ледяным (мыс Карлсена), а 1 августа близ него - небольшие Оранские о-ва. ...Моряки не желали идти дальше. Поэтому... он счел за лучшее... вернуться к другим кораблям, взяв курс к Вайгачу... У Матвеева острова (69뀨' с. ш.) флотилия соединилась. Баренц был удручен поражением, капитаны Най и Тетгалес ликовали.

В сентябре все суда вернулись в Голландию. Два победителя были встречены с триумфом и возглавили в 1595 г. большую экспедицию. Баренц в ней был главным штурманом и капитаном одного из кораблей. Голландцы вернулись на родину, ничего не добившись.

1595 г.
Вторая экспедиция Виллема Баренца
Период
1595 г.
Место:
Новая Земля
Описание:

Вторая, менее удачная экспедиция была совершена в 1595 году. Баренц в ней был главным штурманом и капитаном одного из кораблей. Семь кораблей попытались пересечь пролив Югорский Шар. К сожалению, поход был совершен не вовремя – практически весь пролив затянут толстым слоем льда. За время этой экспедиции был исследован остров Вайгач, на нем найдены 400 идолов эпохи язычества.

1596 г.
Третья экспедиция Виллема Баренца
Период
1596 г.
Место:
Новая Земля
Описание:

Правительство Нидерландов назначило большую премию тому, кто откроет Северо-Восточный проход, и амстердамский сенат снарядил два корабля, командирами которых были назначены Якоб Гемскерк и Ян Рейп. Баренц согласился пойти штурманом с Гемскерком. Считая, что неудача 1595 г. объясняется поздним выходом из Голландии, экспедиция двинулась в путь весной 1596 г. Рейп, вопреки мнению Баренца, настоял на северном направлении, чтобы войти в Полярное море, якобы свободное ото льдов. Неожиданно под 74뀦' с. ш. открылся остров, у которого был убит белый медведь, поэтому его назвали Медвежьим. Пробыв там четыре дня, голландцы пошли дальше, причем Рейп, видимо, зная о плавании русских к Груманту (Шпицбергену), взял курс на север, с уклоном к востоку. 19 июля близ 80 с. ш. голландцы увидели землю, принятую ими за часть Гренландии, с множеством заостренных вершин, поэтому назвали ее Spitsbergen.

Продвинувшись вдоль нее на запад, моряки обнаружили меридиональный залив — это был Вуд-фьорд на северном побережье о. Западный Шпицберген (у 14 в. д.). Через три дня, после неудачной попытки пробиться сквозь льды на северо- запад, голландцы повернули к югу и за 79 с. ш. нашли, по Де Феру, залив или пролив. Не дойдя лишь 15 км до южного выхода из этого, как мы теперь знаем, пролива Форлансуннет (длина 90 км), отделяющего Западный Шпицберген от о. Земля Принца Карла, они вернулись к северному выходу. 28 июня, обогнув мыс Фуглехукен (Птичий), моряки проследили весь западный берег Земли Принца Карла и почти весь юго-западный берег Шпицбергена.

1 июля корабли вернулись к Медвежьему острову. Здесь снова начались разногласия. Баренц настаивал на поисках прохода к востоку от Шпицбергена.

Гемскерк на этот раз присоединился к мнению Баренца, и корабли разделились. Рейп повел свое судно снова на север, Гемскерк и Баренц двинулись прямо на восток и 17 июля подошли к Новой Земле у 73o 20' с. ш., а затем повернули на север. В непрерывной борьбе со льдами они достигли 19 августа мыса Желания, а немного юго-восточнее — мыса Флиссингского (название дано Баренцем). Продвинуться дальше голландцы не смогли, вернулись к северному берегу и 26 августа остановились на зимовку в Ледяной Гавани.

1597 г.
Завершение экспедиции Баренца. Возвращение в Амстердам
Период
1597 г.
Место:
пролив Югорский Шар
Описание:

Моряки очень медленно продвигались на юг, лишь 28 июля достигли южного берега Новой Земли и там за мысом увидели два русских судна. Они и обрадовались, и испугались, не зная, как с ними поступят незнакомые люди. Но поморы подошли к ним безоружные. Двое из них дружески похлопали по плечу меня и капитана Гемскерка, узнавши нас по прошлой встрече [в 1595 г. в Югорском Шаре]... Они показывали, что сочувствуют нам... и один из них... принес кругловатый ржаной хлеб... и несколько копченых птиц... На следующий день голландцы пошли к Вайгачу и четыре дня из-за шторма стояли у какого-то островка. На берегу они нашли ложечную траву. Мы ели ее полными пригоршнями... и [вскоре]... некоторые могли жевать сухари, что раньше не в силах были делать. Когда погода улучшилась, они пошли на юг и узнали от встречных русских, что находятся близ Печоры. С величайшими усилиями обе шлюпки 2 сентября добрались до Колы.

В Коле стояли три голландских корабля. Один из них под командой Рейпа. Тот после безуспешной попытки подняться в 1596 г. севернее Шпицбергена вернулся в Голландию, летом 1597 г. ходил в Архангельск и теперь возвращался домой. Он доставил спутников Баренца в Амстердам 1 ноября 1597 г. Из 17 зимовщиков вернулись 12.

1597 г.
Зимовка и гибель Баренца
Период
1597 г.
Место:
Баренцево море
Описание:

Моряки из плавника построили избу с очагом и дымовым отверстием, обшив ее снятыми с корабля досками. Почти все болели цингой, из 17 зимовщиков умерли до весны двое. Потеряв надежду отремонтировать корабль и вывести его на чистую воду, голландцы подготовили две шлюпки к парусному плаванию. В середине июня 1597 г. перед отходом Баренц написал отчет о плавании и зимовке и прикрепил его к очагу. Моряки взяли с собой, кроме личных вещей, более ценный купеческий груз. Двух тяжелобольных — Баренца и матроса — перенесли в шлюпки. Море было бурным, и только через шесть дней, после того как голландцы покинули зимовку, им удалось обогнуть Ледяной мыс. За мысом 20 июня 1597 г. Баренцу сообщили, что больной матрос умирает. Он сказал: Мне кажется, что и я протяну недолго, и вскоре умер. Тело его было опущено в море, которое с 1853 г. начали называть Баренцевым.

с 1639 г. по 1652 г.
Открытие прохода из Ледовитого в Тихий океан. Экспедиция Семёна Дежнёва
Период
с 1639 г. по 1652 г.
Место:
река Анадырь, Берингово море, Берингов пролив, Тихий океан, Северный Ледовитый океан
Описание:

Открытие прохода из Ледовитого в Тихий океан. Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва

Семен Иванович Дежнёв родился около 1605 г. в Пинежской волости (административная единица в составе Вологодского наместничества). Первые сведения о нем относятся к тому времени, когда он начал отбывать казачьи службы в Сибири. Из Тобольска Дежнёв перешел в Енисейск, а оттуда был направлен в Якутск, куда и прибыл в 1638 г. Женат он был, насколько известно, дважды, оба раза на якутках и, вероятно, говорил по-якутски.

В 1639 - 1640 гг. Дежнёв участвовал в нескольких походах на реки бассейна Лены для сбора ясака, на Татту и Амгу (левые притоки Алдана) и на нижний Вилюй, в район Средневилюйска. Зимой 1640 г. он служил на Яне в отряде Дмитрия (Ерилы) Михайловича Зыряна, который затем двинулся на Алазею, а Дежнёва отослал с соболиной казной в Якутск.

По дороге Дежнёв был ранен стрелой во время схватки с эвенами. Зимой 1641/42 г. он направился с отрядом Михаила Стадухина на верхнюю Индигирку, в Оймякон, перешел на Мому (правый приток Индигирки), а в начале лета 1643 г. спустился на коче по Индигирке до ее низовьев. Осенью Стадухин и Дежнёв, как указывалось выше, перешли морем к Алазее и там соединились с Зыряном для дальнейшего морского похода на Колыму (осень 1643 г.). Дежнёв, вероятно, принимал участие в постройке Нижнеколымска, где прожил три года.

В Нижнеколымск проникали самые соблазнительные слухи со стороны Большого Анюя о богатой соболями захребетной реке По-гыче (Анадырь), а до ней [до ее устья] от Колымы парусным погодьем бежать сутки — трое и больше…. Летом 1646 г. из Нижнеколымска в море на поиски соболиной реки вышла партия промышленников-поморов (девять человек) во главе с кормщиком Исаем Игнатьевым, по прозвищу Мезенец. Двое суток они на коче бежали парусом по большому морю — на восток, по свободной от льда полосе, вдоль скалистого берега (подле Камень) и дошли до губы, вероятно Чаунской: в таком случае они видели лежащий у входа в нее о. Айон. В губе они встретили чукчей и вели с ними небогатый немой торг: …съезжать к ним с судна на берег не смели, вывезли к ним товарцу на берег, положили, и они в то место положили кости рыбья зуба [моржовых клыков] немного, и не всякий зуб цел; деланы у них пешни [ломы] и топоры из той кости и сказывают, что на море-де этого зверя много ложится… Когда Игнатьев вернулся с такими известиями, нижнеколымцев начало лихорадить. Правда, добыча моржовых клыков была и не велика и не очень ценна, но это объяснялось робостью плохо вооруженных и малочисленны промышленников и отсутствием у них переводчика, а возможности богатого торга казались — и действительно были — очень велики. К тому же Игнатьев отходил только на два дня парусного бега от Колымы, а до устья большой соболиной реки Погычи требовалось бежать сутки — трое и больше.

Приказчик богатого московского купца (царского гостя) Василия Усова холмогорец Федот Алексеев Попов, имевший уже опыт плавания в морях Ледовитого океана, немедленно приступил в Нижнеколымске к огранизации большой промысловой экспедиции. Целью ее были поиски на востоке моржовых лежбищ и якобы богатой соболями р. Анадыря, как ее правильно стали называть с 1647 г. В состав экспедиции входили 63 промышленника (включая Попова) и один казак Дежнёв - по его личной просьбе - как лицо, ответственное за сбор ясака: он обещал представить государю прибыли на новой реке на Анадыре 280 соболиных шкур. Летом 1647 г. четыре коча под начальством Попова вышли из Колымы в море. Неизвестно, как далеко они продвинулись на восток, но доказано, что их постигла неудача — из-за тяжелых ледовых условий - и в то же лето они ни с чем вернулись в Нижнеколымск.

Неудача не изменила решения промышленников. Попов приступил к организации новой экспедиции; Дежнёв снова подал просьбу о назначении его ответственным сборщиком ясака. У него появился соперник — якутский казак Герасим Анкидинов, который обещал сдать в казну те же 280 соболей и вдобавок подняться на государеву службу своим животом [средствами], судном и оружием, порохом и всякими заводы. Взбешенный Дежнёв предложил тогда сдать 290 соболей и обвинял Анкидинова, будто тот прибрал к себе воровских людей человек с тридцать, и хотят они торговых и промышленных людей побивати, которые со мною идут на ту новую реку, и животы их грабить, иноземцев хотят побивать же…. Представители колымской власти утвердили Дежнёва, но, вероятно, не чинили препятствий к тому, чтобы Анкидинов со своими воровскими людьми и кочем присоединились к экспедиции. Не препятствовал этому и Попов, снарядивший шесть кочей и не менее, чем Дежнёв, заинтересованный в успехе предприятия.

20 июня 1648 г. из Колымы вышли в море и повернули на восток семь кочей (седьмой принадлежал Анкидинову), на всех было 90 человек. Дежнёв и Попов помещались на различных судах.

В проливе (Лонга), возможно, у мыса Биллингса (близ 176 в. д.) во время бури разбились о льды два коча. Люди с них высадились на берег; часть была убита коряками, остальные, вероятно, погибли от голода. На пяти оставшихся судах Дежнёв и Попов продолжили плавание на восток. Вероятно, в августе мореходы оказались уже в проливе, отделяющем Азию от Северной Америки, позже окрещенном Беринговым. Где-то в проливе коч Г. Анкидинова разбился, все люди спаслись и перешли на оставшиеся четыре судна. 20 сентября у мыса Чукотского, а может быть уже в районе залива Креста — мнения специалистов расходятся, по показаниям Дежнёва, на пристанище [в гавани] чукочьи люди ранили в стычке Попова, а через несколько дней — около 1 октября — того Федота со мною, Семейкою, на море разнесло без вести. Следовательно, четыре коча, обогнув северо-восточный выступ Азии — тот мыс, который носит имя Дежнёва (66뀅' с. ш., 169끀' з. д.), — впервые в истории прошли из Северного Ледовитого в Тихий океан.

До сих пор еще ведется спор, что понимал Дежнёв под Большим Каменным Носом и какие острова имел в виду в одной из своих челобитных: …а тот Нос вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много. Против того же Носу на островах живут люди, называют их зубатыми [эскимосы], потому что пронимают они сквозь губу по два зуба немалых костяных… А тот Большой Нос мы, Семейка с товарищами, знаем, потому что разбило у того Носу судно служилого человека Ярасима Онкудинова [Герасима Анкидинова] с товарищами. И мы, Семейка с товарищи, тех разбойных [потерпевших крушение] людей имали на свои суды и тех зубатых людей на острову видели ж.

Ряд исследователей (например, Л. С. Берг и Д. М. Лебедев) считали, что под Большим. Каменным Носом Дежнёв понимал именно свой мыс, и, следовательно, имел в виду о-ва Диомида в проливе. Другой точки зрения придерживается Б. П. Полевой: Большим… Носом Дежнёв называл весь Чукотский п-ов, а островами зубатых людей могут быть Аракамчечен и Ыттыгран, расположенные у 64 30' с. ш. По нашему убеждению, наиболее веским аргументом в поддержку мнения Б. П. Полевого служат слова самого Дежнёва о многочисленном населении Носа, т. е. полуострова: а живут… [там] люди… добре [очень, весьма] много.

В другой челобитной Дежнёв повторял и уточнял свои показания об открытом им северо-восточном полуострове: А с Ковымы [Колымы] реки итти морем на Анадырь-реку, и есть Нос, вышел в море далеко… а против того Носу есть два острова, а на тех островах живут чухчи, а врезываны у них зубы, прорезываны губы, кость рыбий зуб [моржовый клык]. А лежит тот Нос промеж сивер на полуношник [на северо-восток]. А с русскою сторону Носа [на север?] признака вышла: речка, становьетут у чухоч делано, что башня из кости китовой, и Нос поворотит круто к Анадырю-реке под лето [т. е. на юг]. А доброго побегу [парусного ходу] от Носа до Анадыря-реки трои сутки, а более нет…

О том, что случилось с Дежнёвым после того, как он разлучился с Поповым, он сам красочно рассказал так: И носило меня, Семейку, по морю после Покрова богородицы [1 октября] всюду неволею и выбросило на берег в передний конец [т. е. на юг] за Анадырь-реку. А было нас на коче всех двадцать пять человек. Куда же осенний шторм выбросил мореходов, впервые совершивших — пусть неволею — плавание по морю, позже названному Беринговым? Коч Дежнёва, вероятнее всего, — судя по продолжительности обратного сухопутного похода — попал на Олюторский п-ов, расположенный в 900 км к юго-западу от Чукотского п-ова (у 60 с. ш.). Оттуда потерпевшие крушение двинулись на северо-восток: А пошли мы все в гору [Корякское нагорье], сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы. А шел я, бедный Семейка, с товарищи до Анадыря-реки ровно десять недель, и пали [попали] на Анадырь-реки вниз, близко моря, и рыбы добыть не могли, лесу нет. И с голоду мы, бедные, врознь разбрелись. И вверх по Анадырю пошло двенадцать человек и ходили двадцать ден, людей и аргишниц [оленьих упряжек], дорог иноземских не видали. И воротились назад и, не дошед, за три днища до стану, обночевались, почали в снегу ямы копать… Таким образом Дежнёв не только открыл, но и первый пересек Корякское нагорье и 9 декабря 1648 г. вышел в низовье Анадыря. Из 12 ушедших лишь трое присоединились к Дежнёву, судьба остальных не выяснена.

Судьба Семена Дежнёва

Кое-как 15 русских прожили на Анадыре зиму 1648-49 г. и построили речные суда. Когда река вскрылась, они на судах поднялись вверх на 500 км вверх по Анадырю до анаульских людей… и ясак с них взяли. На верхнем Анадыре Дежнёв основал ясачное зимовье. Очевидно, он или его казаки, безуспешно разведывая соболиные места, ознакомились не только с главной рекой, но и с частью ее притоков: по возвращении Дежнёв представил чертеж бассейна р. Анадыря и дал ее первое описание. Он не забывал и о необходимости прииску моржового и рыбьего зуба. И поиски его завершились открытием богатейшего лежбища. Якутский казак Юрий Селиверстов, перешедший с Колымы сухим путем — через Камень — на Анадырь, сообщил, что в 1652 г. Дежнёв и два его товарища ходили на море [Анадырский лиман] на коргу и заморскую кость [ископаемые клыки моржей] подле моря и на корге [отлогом берегу] выбрали всю. Но, несмотря на жалобы, что Дежнёв выбрал всю заморскую кость, конца тем залежам, не было, и много лет они привлекали искателей счастья на Анадырь-реку.

В 1660 г. Дежнёва по его просьбе сменили, и он с грузом костяной казны сухим путем прошел на Колыму, а оттуда морем на нижнюю Лену. Зимовал он в Шиганске, весной 1662 г. прибыл в Якутск, а затем в конце июля 1662 г. отправился в Москву. Он приехал туда в сентябре 1664 г., а в январе следующего года с ним был произведен полный расчет: с 1641 по 1660 г. не получал; он ни денежного, ни хлебного жалованья: И великий государь… пожаловал — велел ему свое государево годовое денежное жалованье и за хлеб на прошлые годы… на 19 лет за его службу, что он в тех годах был на Анадыре-реке для государства ясашного сбору и прииску новых землиц, и… упромышлял кости рыбья зуба 289 пуд… и ясак на великого государя собирал и аманаты клал [брал заложников]. И за ту его, Сенькину, многую службы и за терпение пожаловал великий государь… велел ему, на те прошлые годы выдать из Сибирского приказу треть деньгами, а за две доли… сукнами… Всего на 126 рублев 6 алтын 4 деньги….

Итак, Дежнёв доставил в царскую казну 289 пудов моржовых клыков на сумму 17 340 рублей серебром, а царь-государь за то ему пожаловал за 19-летнюю службу 126 рублей 20 копеек серебром. И, кроме того, царем указано было за его, Сенькину, службу и на прииск рыбья зуба, за кость и за раны поверстать в атаманы.

Подведем итог и географическим достижениям экспедиции Попова — Дежнёва: обнаружив пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами, они доказали, что Азиатский и Североамериканский материки не соединяются; они первые плавали в Чукотском море и водах северной части Тихого океана; Дежнёв открыл Чукотский п-ов и Анадырский залив; открыл и первый пересек Корякское нагорье, обследовал р. Анадырь и Анадырскую низменность.

В Сибири атаман Дежнёв служил еще на pеках Оленьке, Вилюе и Яне. Он вернулся в конце 1671 г. с соболиной казной в Москву и умер там в начале 1673 г.

с 1639 г. по 1640 г.
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. Походы по Лене
Период
с 1639 г. по 1640 г.
Место:
река Лена
Описание:

В 1639 - 1640 гг. Дежнёв участвовал в нескольких походах на реки бассейна Лены для сбора ясака, на Татту и Амгу (левые притоки Алдана) и на нижний Вилюй, в район Средневилюйска. Зимой 1640 г. он служил на Яне в отряде Дмитрия (Ерилы) Михайловича Зыряна, который затем двинулся на Алазею, а Дежнёва отослал с соболиной казной в Якутск. По дороге Дежнёв был ранен стрелой во время схватки с эвенами.

с 1641 г. по 1643 г.
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. На Колыме.
Период
с 1641 г. по 1643 г.
Место:
Индигирка, Оймякон
Описание:

Зимой 1641/42 г. он направился с отрядом Михаила Стадухина на верхнюю Индигирку, в Оймякон, перешел на Мому (правый приток Индигирки), а в начале лета 1643 г. спустился на коче по Индигирке до ее низовьев. Осенью Стадухин и Дежнёв, как указывалось выше, перешли морем к Алазее и там соединились с Зыряном для дальнейшего морского похода на Колыму (осень 1643 г.). Дежнёв, вероятно, принимал участие в постройке Нижнеколымска, где прожил три года.

1646 г.
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. На реке Анадырь.
Период
1646 г.
Место:
Нижнеколымск
Описание:

В Нижнеколымск проникали самые соблазнительные слухи со стороны Большого Анюя о богатой соболями захребетной реке Погыче (Анадырь), а до ней [до ее устья] от Колымы парусным погодьем бежать сутки — трое и больше…. Летом 1646 г. из Нижнеколымска в море на поиски соболиной реки вышла партия промышленников-поморов (девять человек) во главе с кормщиком Исаем Игнатьевым, по прозвищу Мезенец. Двое суток они на коче бежали парусом по большому морю — на восток, по свободной от льда полосе, вдоль скалистого берега (подле Камень) и дошли до губы, вероятно Чаунской: в таком случае они видели лежащий у входа в нее о. Айон. В губе они встретили чукчей и вели с ними небогатый немой торг: …съезжать к ним с судна на берег не смели, вывезли к ним товарцу на берег, положили, и они в то место положили кости рыбья зуба [моржовых клыков] немного, и не всякий зуб цел; деланы у них пешни [ломы] и топоры из той кости и сказывают, что на море-де этого зверя много ложится… Когда Игнатьев вернулся с такими известиями, нижнеколымцев начало лихорадить. Правда, добыча моржовых клыков была и не велика и не очень ценна, но это объяснялось робостью плохо вооруженных и малочисленны промышленников и отсутствием у них переводчика, а возможности богатого торга казались — и действительно были — очень велики. К тому же Игнатьев отходил только на два дня парусного бега от Колымы, а до устья большой соболиной реки Погычи требовалось бежать сутки — трое и больше.

1647 г.
Промысловая экспедиция по р. Колыма Дежнёва
Период
1647 г.
Место:
р. Анадырь
Описание:

Приказчик богатого московского купца (царского гостя) Василия Усова холмогорец Федот Алексеев Попов, имевший уже опыт плавания в морях Ледовитого океана, немедленно приступил в Нижнеколымске к огранизации большой промысловой экспедиции. Целью ее были поиски на востоке моржовых лежбищ и якобы богатой соболями р. Анадыря, как ее правильно стали называть с 1647 г. В состав экспедиции входили 63 промышленника (включая Попова) и один казак Дежнёв - по его личной просьбе - как лицо, ответственное за сбор ясака: он обещал представить государю прибыли на новой реке на Анадыре 280 соболиных шкур. Летом 1647 г. четыре коча под начальством Попова вышли из Колымы в Восточно-Сибирское море. Неизвестно, как далеко они продвинулись на восток, но доказано, что их постигла неудача — из-за тяжелых ледовых условий - и в то же лето они ни с чем вернулись в Нижнеколымск.

1648 г.
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. Открытие мыса Дежнёва.
Период
1648 г.
Место:
мыс Дежнёва
Описание:

Неудача не изменила решения промышленников. Попов приступил к организации новой экспедиции; Дежнёв снова подал просьбу о назначении его ответственным сборщиком ясака. У него появился соперник — якутский казак Герасим Анкидинов, который обещал сдать в казну те же 280 соболей и вдобавок подняться на государеву службу своим животом [средствами], судном и оружием, порохом и всякими заводы. Взбешенный Дежнёв предложил тогда сдать 290 соболей и обвинял Анкидинова, будто тот прибрал к себе воровских людей человек с тридцать, и хотят они торговых и промышленных людей побивати, которые со мною идут на ту новую реку, и животы их грабить, иноземцев хотят побивать же…. Представители колымской власти утвердили Дежнёва, но, вероятно, не чинили препятствий к тому, чтобы Анкидинов со своими воровскими людьми и кочем присоединились к экспедиции. Не препятствовал этому и Попов, снарядивший шесть кочей и не менее, чем Дежнёв, заинтересованный в успехе предприятия.

20 июня 1648 г. из Колымы вышли в море и повернули на восток семь кочей (седьмой принадлежал Анкидинову), на всех было 90 человек. Дежнёв и Попов помещались на различных судах.

В проливе (Лонга), возможно, у мыса Биллингса (близ 176 в. д.) во время бури разбились о льды два коча. Люди с них высадились на берег; часть была убита коряками, остальные, вероятно, погибли от голода. На пяти оставшихся судах Дежнёв и Попов продолжили плавание на восток. Вероятно, в августе мореходы оказались уже в проливе, отделяющем Азию от Северной Америки, позже окрещенном Беринговым. Где-то в проливе коч Г. Анкидинова разбился, все люди спаслись и перешли на оставшиеся четыре судна. 20 сентября у мыса Чукотского, а может быть уже в районе залива Креста — мнения специалистов расходятся, по показаниям Дежнёва, на пристанище [в гавани] чукочьи люди ранили в стычке Попова, а через несколько дней — около 1 октября — того Федота со мною, Семейкою, на море разнесло без вести. Следовательно, четыре коча, обогнув северо-восточный выступ Азии — тот мыс, который носит имя Дежнёва (66뀅' с. ш., 169끀' з. д.), — впервые в истории прошли из Северного Ледовитого в Тихий океан.

До сих пор еще ведется спор, что понимал Дежнёв под Большим Каменным Носом и какие острова имел в виду в одной из своих челобитных: …а тот Нос вышел в море гораздо далеко, а живут на нем люди чухчи добре много. Против того же Носу на островах живут люди, называют их зубатыми [эскимосы], потому что пронимают они сквозь губу по два зуба немалых костяных… А тот Большой Нос мы, Семейка с товарищами, знаем, потому что разбило у того Носу судно служилого человека Ярасима Онкудинова [Герасима Анкидинова] с товарищами. И мы, Семейка с товарищи, тех разбойных [потерпевших крушение] людей имали на свои суды и тех зубатых людей на острову видели ж.

Ряд исследователей (например, Л. С. Берг и Д. М. Лебедев) считали, что под Большим. Каменным Носом Дежнёв понимал именно свой мыс, и, следовательно, имел в виду о-ва Диомида в проливе. Другой точки зрения придерживается Б. П. Полевой: Большим… Носом Дежнёв называл весь Чукотский п-ов, а островами зубатых людей могут быть Аракамчечен и Ыттыгран, расположенные у 64 30' с. ш. По нашему убеждению, наиболее веским аргументом в поддержку мнения Б. П. Полевого служат слова самого Дежнёва о многочисленном населении Носа, т. е. полуострова: а живут… [там] люди… добре [очень, весьма] много.

В другой челобитной Дежнёв повторял и уточнял свои показания об открытом им северо-восточном полуострове: А с Ковымы [Колымы] реки итти морем на Анадырь-реку, и есть Нос, вышел в море далеко… а против того Носу есть два острова, а на тех островах живут чухчи, а врезываны у них зубы, прорезываны губы, кость рыбий зуб [моржовый клык]. А лежит тот Нос промеж сивер на полуношник [на северо-восток]. А с русскою сторону Носа [на север?] признака вышла: речка, становьетут у чухоч делано, что башня из кости китовой, и Нос поворотит круто к Анадырю-реке под лето [т. е. на юг]. А доброго побегу [парусного ходу] от Носа до Анадыря-реки трои сутки, а более нет…

О том, что случилось с Дежнёвым после того, как он разлучился с Поповым, он сам красочно рассказал так: И носило меня, Семейку, по морю после Покрова богородицы [1 октября] всюду неволею и выбросило на берег в передний конец [т. е. на юг] за Анадырь-реку. А было нас на коче всех двадцать пять человек. Куда же осенний шторм выбросил мореходов, впервые совершивших — пусть неволею — плавание по морю, позже названному Беринговым? Коч Дежнёва, вероятнее всего, — судя по продолжительности обратного сухопутного похода — попал на Олюторский п-ов, расположенный в 900 км к юго-западу от Чукотского п-ова (у 60 с. ш.). Оттуда потерпевшие крушение двинулись на северо-восток: А пошли мы все в гору [Корякское нагорье], сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы. А шел я, бедный Семейка, с товарищи до Анадыря-реки ровно десять недель, и пали [попали] на Анадырь-реки вниз, близко моря, и рыбы добыть не могли, лесу нет. И с голоду мы, бедные, врознь разбрелись. И вверх по Анадырю пошло двенадцать человек и ходили двадцать ден, людей и аргишниц [оленьих упряжек], дорог иноземских не видали. И воротились назад и, не дошед, за три днища до стану, обночевались, почали в снегу ямы копать… Таким образом Дежнёв не только открыл, но и первый пересек Корякское нагорье и 9 декабря 1648 г. вышел в низовье Анадыря. Из 12 ушедших лишь трое присоединились к Дежнёву, судьба остальных не выяснена.

1664 г.
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. В Москву.
Период
1664 г.
Место:
Москва
Описание:

Кое-как 15 русских прожили на Анадыре зиму 1648-49 г. и построили речные суда. Когда река вскрылась, они на судах поднялись вверх на 500 км вверх по Анадырю до анаульских людей… и ясак с них взяли. На верхнем Анадыре Дежнёв основал ясачное зимовье. Очевидно, он или его казаки, безуспешно разведывая соболиные места, ознакомились не только с главной рекой, но и с частью ее притоков: по возвращении Дежнёв представил чертеж бассейна р. Анадыря и дал ее первое описание. Он не забывал и о необходимости прииску моржового и рыбьего зуба. И поиски его завершились открытием богатейшего лежбища. Якутский казак Юрий Селиверстов, перешедший с Колымы сухим путем — через Камень — на Анадырь, сообщил, что в 1652 г. Дежнёв и два его товарища ходили на море [Анадырский лиман] на коргу и заморскую кость [ископаемые клыки моржей] подле моря и на корге [отлогом берегу] выбрали всю. Но, несмотря на жалобы, что Дежнёв выбрал всю заморскую кость, конца тем залежам, не было, и много лет они привлекали искателей счастья на Анадырь-реку.

В 1660 г. Дежнёва по его просьбе сменили, и он с грузом костяной казны сухим путем прошел на Колыму, а оттуда морем на нижнюю Лену. Зимовал он в Шиганске, весной 1662 г. прибыл в Якутск, а затем в конце июля 1662 г. отправился в Москву. Он приехал туда в сентябре 1664 г., а в январе следующего года с ним был произведен полный расчет: с 1641 по 1660 г. не получал; он ни денежного, ни хлебного жалованья: И великий государь… пожаловал — велел ему свое государево годовое денежное жалованье и за хлеб на прошлые годы… на 19 лет за его службу, что он в тех годах был на Анадыре-реке для государства ясашного сбору и прииску новых землиц, и… упромышлял кости рыбья зуба 289 пуд… и ясак на великого государя собирал и аманаты клал [брал заложников]. И за ту его, Сенькину, многую службы и за терпение пожаловал великий государь… велел ему, на те прошлые годы выдать из Сибирского приказу треть деньгами, а за две доли… сукнами… Всего на 126 рублев 6 алтын 4 деньги….

Итак, Дежнёв доставил в царскую казну 289 пудов моржовых клыков на сумму 17 340 рублей серебром, а царь-государь за то ему пожаловал за 19-летнюю службу 126 рублей 20 копеек серебром. И, кроме того, царем указано было за его, Сенькину, службу и на прииск рыбья зуба, за кость и за раны поверстать в атаманы.

Подведем итог и географическим достижениям экспедиции Попова — Дежнёва: обнаружив пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами, они доказали, что Азиатский и Североамериканский материки не соединяются; они первые плавали в Чукотском море и водах северной части Тихого океана; Дежнёв открыл Чукотский п-ов и Анадырский залив; открыл и первый пересек Корякское нагорье, обследовал р. Анадырь и Анадырскую низменность.

В Сибири атаман Дежнёв служил еще на pеках Оленьке, Вилюе и Яне. Он вернулся в конце 1671 г. с соболиной казной в Москву и умер там в начале 1673 г.

с 24 января 1725 г. по 10 октября 1741 г.
Открытие северо-западной Америки. Экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова
Период
с 24 января 1725 г. по 10 октября 1741 г.
Место:
п-ов Аляска, п-ов Камчатка
Описание:

Первая Камчатская экспедиция Беринга — Чирикова

Почти перед самой смертью, в конце 1724 г., Петр I вспомнил …то, о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через Ледовитое море в Китай и Индию… Не будем ли мы в исследованиях такого пути счастливее голландцев и англичан?…. Подчеркнем — именно исследованиях, а не отыскании, т. е. открытии: на географических чертежах начала XVIII в. Чукотка показывалась как полуостров. Следовательно, Петр I и его советники знали о существовании пролива между Азией и Америкой. Немедленно он составил приказ об экспедиции, начальником которой был назначен капитан 1-го ранга, позднее — капитан-командор, Витус Йонссен (он же Иван Иванович) Беринг, выходец из Дании, сорока четырех лет, уже двадцать один год состоявший на русской службе. По секретной инструкции, написанной самим Петром I, Беринг должен был …на Камчатке или и другим… месте сделать один или два бота с палубами; на этих ботах плыть возле земли, которая идет на норд [север]… искать, где оная сошлась с Америкой… и самим побывать на берегу… и, поставя на карту, приезжать сюда.

Иными словами, Петр I ставил перед экспедицией В. Беринга задачу достичь этой земли, пройти вдоль ее побережья, выяснить, соединяется ли она с Северной Америкой, и проследить побережье материка к югу до владений европейских государств. Официально же основная задача состояла в разрешении географической проблемы, оошлася ли Америка с Азией, и открытии важной торговой трассы — Северного морского пути.

Первая Камчатская экспедиция вначале насчитывала 34 человека. Из Петербурга, отправившись в дорогу 24 января 1725 г., — через Сибирь — они два года шли до Охотска на лошадях, пешком, на судах по рекам. Последнюю часть пути (более 500 км) — от устья Юдомы до Охотска — наиболее громоздкие вещи везли на нартах, запряженных людьми. Морозы были жестокие, запасы провизии истощались. Команда мерзла, голодала; люди ели падаль, грызли кожаные вещи. 15 человек умерли в пути, многие дезертировали.

В Охотск передовой отряд во главе с В. Берингом прибыл 1 октября 1726 г. Лишь 6 января 1727 г. туда добралась последняя группа лейтенанта Мартына Петровича Шпанберга, выходца из Дании; она пострадала больше других. В Охотске экспедиции разместиться было негде — пришлось строить избы и сараи, чтобы дотянуть до конца зимы.

Во время длительного пути через пространства России лейтенант Алексей Ильич Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выявить истинную широтную протяженность Сибири, а следовательно, и северной части Евразии.

В начале сентября 1727 г. на двух небольших судах экспедиция перешла в Большерецк. Оттуда значительную часть груза до начала зимы переправили в Нижнеколымск на ботах (лодках) по pекам Быстрой и Камчатке, а зимой остальное перебросили на собачьих упряжках. Собак отнимали у камчадалов, и многие из них были разорены и обречены на голод.

В Нижнекамчатске к лету 1728 г. закончили постройку бота Св. Гавриил, на котором 14 июля экспедиция вышла в море. Вместо того, чтобы пройти от Камчатки па юг (это направление в инструкции стояло первым) или на восток, В. Беринг направил судно на север вдоль побережья полуострова (неверно — он сам вскоре признал это — поняв мысль Петра), а затем на северо-восток вдоль материка. В результате заснято более 600 км северной половины восточного берега полуострова, выявлены п-ова Камчатский и Озерной, а также Карагинский залив с одноименным островом (на карте экспедиции эти объекты не названы, а их очертания сильно искажены). Моряки положили на карту также 2500 км береговой линии Северо-Восточной Азии. Вдоль большей части побережья они отметили высокие горы, и летом покрытые снегом, подступающие во многих местах прямо к морю и возвышающиеся над ним подобно стене.

У южного берега Чукотского п-ова 31 июля — 10 августа они открыли залив Креста (вторично — после К. Иванова), бухту Провидения и о. Св. Лаврентия. В. Беринг не стал высаживаться на острове и не подошел к чукотскому побережью, а двинулся к северо-востоку.

Погода стояла ветреная и туманная. Землю на западе моряки усмотрели лишь днем 12 августа. Вечером следующего дня, когда судно находилось у 65о30' с.ш., т. е. южнее широты мыса Дежнева (66뀅), В. Беринг, не видя ни американского берега, пи поворота на запад чукотского, вызвал к себе в каюту А. Чирикова и М. Шпанберга. Он приказал им письменно изложить свое мнение о том, можно ли считать доказанным наличие пролива между Азией и Америкой, следует ли двигаться далее к северу и как далеко.

А. Чириков считал, что нельзя достоверно знать, разделяются ли морем Азия от Америки, если не дойти до устья Колымы или до льдов …что в Северном море всегда ходят. Он советовал идти подле земли… до мест, показанных в указе Петра I. Если же берег будет простираться к северу или начнутся противные ветры, то 25 августа искать место лучше всего против Чукотского Носу, на земле… [где] имеется лес. Иными словами, Чириков советовал двигаться непременно вдоль побережья, если не помешают льды или оно не повернет к западу, а место для зимовки подыскать на американском берегу, т. е. на Аляске, где, по показаниям чукчей, есть лес и, следовательно, можно заготовить дрова на зиму.

М. Шпанберг предложил из-за позднего времени идти на север до 16 августа, а затем повернуть обратно и зимовать на Камчатке. Беринг решил двигаться далее к северу. Днем 14 августа, когда ненадолго прояснилось, моряки усмотрели на юге землю, очевидно, о. Ратманова, а чуть позже почти на западе — высокие горы (скорее всего мыс Дежнева). 16 августа экспедиция достигла широты 67с18', а по расчетам А.А. Сопоцко, — 67먤' с.ш. Иными словами, моряки прошли пролив и находились уже в Чукотском море. В Беринговом проливе и (ранее) в Анадырском заливе они выполнили первые измерения глубин - всего 26 промеров. Затем Беринг повернул назад, проявив разумную предусмотрительность. Он официально мотивировал свое решение тем, что сделано все, полагающееся по инструкции, берег далее к северу не простирается, а к Чукотскому, или Восточному, углу [мысу] земли никакой не подошло.

Обратный путь отнял только две недели; по дороге экспедиция открыла в проливе один из островов Диомида. Еще одну зиму провел Беринг в Нижнекамчатске. Летом 1729 г. он сделал слабую попытку достичь американского берега, но 8 июня, через три дня после выхода в море, пройдя в общем на восток чуть больше 200 км, из-за сильного ветра и тумана приказал вернуться. Вскоре, правда, установилась ясная погода, но капитан-командор не изменил своего решения, обогнул с юга Камчатку и 24 июля прибыл в Охотск[49]. Во время этого плавания экспедиция описала южную половину восточного и небольшую часть западного берега полуострова на протяжении более 1000 км между устьями Камчатки и Большой, выявив Камчатский залив и Авачинскую губу. С учетом работ 1728 г. съемка впервые охватила свыше 3,5 тыс. км западного побережья моря, позднее названного Беринговым.

Через семь месяцев Беринг прибыл в Петербург после пятилетнего отсутствия. Он не разрешил основной задачи, но все же завершил открытие северо-восточного побережья Азии. Итоговую карту плавания он составил вместе с А. Чириковым и мичманом Петром Авраамовичем Чаплиным.

Вторая камчатская экспедиция. Великая северная экспедиция. Открытие русскими северо-западной Америки и северного пути в Японию.

Через два месяца после возвращения из экспедиции, в конце апреля 1730 г., В. Беринг составил две докладные записки в Адмиралтейств-коллегию (морское ведомство); в Сенат они были представлены лишь в конце того же года. В первом Предложении он, в частности, высказывал уверенность в сравнительной близости Америки от п-ова Камчатка и целесообразности установления торговых контактов с местными жителями; он отмечал необходимость и возможность разрабатывать в Сибири железную руду, сеять хлеб и варить соль. Во второй записке В. Беринг выдвинул план северные земли… выведывать, т. е. установить, как далеко к северу распространяется Азия, и нанести на карту северное побережье континента. Он предложил также выяснить возможность достижения морским путем устья Амура и Японских о-вов и, наконец, направить суда к берегам Америки. Иными словами, В. Беринг выдвинул план новой большой экспедиции и выразил готовность принять участие в ней.

В 1733 г. правительство поставило В. Беринга во главе Второй Камчатской экспедиции, назначив ему в товарищи другого капитана, доброго, из русских - А.И. Чирикова. Они должны были пересечь Сибирь и от Камчатки отправиться для исследования противоположных берегов Северной Америки (обыскание американских берегов от Камчатки), а М. Шпанберг, положив на карту Курильские о-ва, - плыть к Японии и установить с ней связь (обсервация и изыскание пути до Японии). Несколько отрядов должны были нанести на карты северные берега России от Печоры до крайнего северо-востока и по возможности до Камчатки (для подыскания известия… имеется ли проход Северным морем), а Академический отряд — исследовать внутренние районы Сибири. Работу экспедиции предполагалось закончить через шесть лет. Общее начальство над всей экспедицией, величайшей по объему заданий, исследуемой территории и числу участников, возлагалось на В. Беринга. Но фактически, когда он перешел в Охотск, ему были подчинены только два отряда — его и М. Шпанберга. Хотя северные отряды и работали самостоятельно, вся их деятельность контролировалась В. Берингом. Подтверждением того служат не только его рапорты в Адмиралтейств-коллегию и его детальный отчет о выполненных ими исследованиях, но, главное, переписка с начальниками отрядов.

Академия наук прикомандировала к экспедиции группу научных работников, которую обычно и называют Академическим отрядом Великой Северной экспедиции.

В начале 1734 г. вся экспедиция во главе с В. Берингом собралась в Тобольске. Оттуда он послал несколько сухопутных партий геодезистов для изучения побережья океана, выделив к уже имевшимся двух человек из свиты профессоров, и направился в Якутск, куда добрался в конце октября. Три года В. Берингу пришлось провести там: он организовал строительство железоделательного завода и канатной мастерской, наладил сбор смолы и изготовление такелажа для судов, оказал помощь попавшему в тяжелое положение отряду М. Шпанберга, обеспечил отправку в Охотск снаряжения и продовольствия.

В Якутске в конце концов скопилось до 800 участников разных отрядов — офицеры, иногда с женами и детьми, научные работники, топографы, мастеровые, матросы, солдаты и ссыльные для перевозки грузов. В ответ на настойчивые просьбы В. Беринга о помощи бездействующие местные власти начали писать доносы в столицу и всячески препятствовать заготовке продовольствия и снаряжения. Петербургское же начальство помогло по-своему: оно лишило В. Беринга прибавочного жалованья. Но он покинул Якутск, лишь убедившись, что команда вполне обеспечена провизией. В Охотске, куда перешел В. Беринг, за три года ему также пришлось преодолеть немало трудностей и открытую неприязнь коменданта Охотска.

Адмиралтейств-коллегия дошла до высшей точки раздражения: из полученных коллегией рапортов усмотрено только одно, что леса заготовляются, и суда строются, и паруса шьются…. И начальство указало, что лесам давно надлежало быть приготовленным, и судам построенным, и парусам сшитым, и потребовало от В. Беринга в путь свой отправляться без всякого замедления, не утруждая, яко излишними, без всякого действия переписками.

В начале сентября 1740 г. В. Беринг отплыл из Охотска на Камчатку. На восточном берегу полуострова, у Авачинской губы, в открытой его моряками прекрасной гавани, которую он назвал Петропавловской — по двум судам экспедиции: Св. Петру и Св. Павлу, — экспедиция перезимовала.

4 июня 1741 г. через восемь лет после отъезда из Петербурга В. Беринг и А. Чириков вышли к берегам Америки. Каждый из них командовал судном водоизмещением около 200 т с экипажем в 75 человек. На корабле В. Беринга Св. Петр находился молодой ученый Георг Вильгельм Стеллер, прославившийся описанием этого плавания. Помощником В. Беринга был швед Свен (Ксаверий) Лаврентьевич Ваксель, также оставивший интересное описание экспедиции.

Плавание Беринга: открытие Северо-Западной Америки, Алеутских и Командорских островов

В. Беринг пошел сначала на юго-восток (к 45 с.ш.) в поисках мифической Земли Жуана-да-Гама. Эта крупная земля помещалась на некоторых картах XVIII в., в том числе на имевшейся в распоряжении В. Беринга, приблизительно между 46–50 с.ш. и 159–173 в.д. …Кровь закипает во мне всякий раз, — отмечает С. Ваксель, — когда я вспоминаю о бессовестном обмане, в который мы были введены этой неверной картой, в результате чего рисковали жизнью и добрым именем. По [ее] вине… почти половина нашей команды погибла напрасной смертью. Потеряв напрасно больше недели и убедившись, что даже клочка суши в этой части океана’ нет, оба судна взяли курс на северо-восток. 20 июня на море пал густой туман, и корабли навсегда разлучились. Три дня Св. Петр потратил на поиски, пройдя в общем на юг около 400 км, а затем в одиночестве двинулся на северо-восток.

17 июля 1741 г.. на 58 14' с.ш. Св. Петр достиг наконец американского берега и команда увидела вдали величественный снеговой хребет Св. Ильи с одноименной вершиной (гора Св. Ильи, 5488 м, — одна из высших точек Северной Америки). Все поздравляли В. Беринга с великим открытием. Но шестидесятилетний капитан-командор не проявлял никаких признаков радости, завидев берег, к которому его впервые посылал 17 лет назад Петр I. Более того, как сообщает Г. Стеллер, он выглядел угрюмым и печальным. Он не знал точно, где находится, и с тревогой смотрел в будущее; чувствовал он себя плохо — началась цинга. Не решаясь подойти ближе из-за слабого переменного ветра, В. Беринг двинулся на запад вдоль побережья, отметил невдалеке ледник, ныне носящий его имя, через три дня открыл небольшой о. Каяк у 60 с.ш., а чуть севернее — маленькую бухту (Контроллер), образованную узким полуостровом матерого берега. Он отправил туда лодку за пресной водой под командой мастера флота (старшего штурмана) Софрона Федоровича Хитрово и отпустил на берег Г. Стеллера, правда на короткий срок. Тот позднее жаловался, что на подготовку экспедиции ушло 10 лет, а на исследование ему дали только 10 часов, будто приходили только для взятия и отвозу из Америки в Азию американской воды.

Тяжело больной, капитан-командор сам ни разу не сходил на американский берег. Не наполнив даже всех бочек водой, В. Беринг 21 июля пошел на запад в штормовую, дождливую, пасмурную погоду, дрейфуя к югу, вероятно, недалеко от острова Монтагью (22 июля) и Кадьяк (26 июля), так как со Св. Петра видели в тумане высокие берега. На судне уже треть команды была больна цингой, кроме того, не хватало пресной воды.

2 августа был открыт о. Туманный (переименован в конце XVIII в. по предложению Джорджа Ванкувера в о. Чирикова), 4 августа — Евдокеевские о-ва (иначе, Семиди, близ 56 с.ш.), у берегов п-ова Аляски, где видели снеговые горы. 10 августа, когда уже три недели Св. Петр лавировал против сильного встречного ветра и мало продвинулся вперед, а цинга усиливалась, В. Беринг решил идти прямо на Камчатку.

29 августа моряки открыли у юго-западной оконечности Аляски безлесные и пустынные острова, на одном из которых через два дня похоронили первую жертву экспедиции, матроса Никиту Шумагина. Там Св. Петр стоял неделю, и за это время русские впервые встретились с местными американцами — алеутами, как их через несколько лет начали называть.

От о-вов Шумагина (название дано В. Берингом) с 6 сентября шли все время на запад в открытом море. Иногда на севере появлялась земля, и моряки принимали ее за Америку, так как вдали за островами поднимались горы, — на самом же деле это была Алеутская цепь. 25 сентября видели островов немалое число (вероятно, из центральной, Андреяновской группы), 25–29 октября — три острова из западных групп (Крысьих и Ближних). Почти все время была очень бурная погода, корабль носило по волнам, как колоду. Не хватало воды и провизии. Наконец, 4 ноября, вдали показались высокие горы, покрытые снегом. Моряки решили, что подошли к Камчатке, и, не найдя удобной гавани, стали на якорь на некотором расстоянии от берега, у скал. Дважды рвались якорные канаты. Неожиданно высокая волна перебросила судно через бурун в бухту, сравнительно спокойную и достаточно глубокую. Это было исключительным везением после стольких несчастий, люди поспешили перейти на сушу.

На берегу вырыли в песке шесть прямоугольных ям для жилья и прикрыли их парусами. Когда закончилась перевозка больных и припасов на берег, только 10 моряков еще держались на ногах. 20 человек умерли; остальные болели цингой. Больной В. Беринг целый месяц лежал в землянке, полузасыпанный песком, считая что так теплее. 6 декабря 1741 г. он умер. Земля, к которой прибило его судно, получила позднее его имя — о. Беринга, а всю группу окрестили Командорскими о-вами, в честь погибшего капитан-командора. Море, открытое Ф. Поповым и С. Дежневым, по которому В. Беринг в 1728 г. так мало плавал, было названо Беринговым, пролив, через который не он первый прошел, а те же Ф. Попов и С. Дежнев, нанесенный на карту не им, а М. Гвоздевым и И. Федоровым, наречен по предложению Д. Кука Беринговым проливом.

После смерти В. Беринга команду принял Свен Ваксель как старший офицер, но все вопросы решались на общих собраниях. (Он взял с собой в плавание сына Лоренца - Лаврентия Ксаверьевича Вакселя, десятилетнего мальчика, благополучно выдержавшего все испытания. Впоследствии Л. Ваксель стал офицером русского флота). Зимой моряки обошли кругом новую землю и убедились, что находятся на острове. На западе обнаружили выброшенный на берег камчатский лес, обломки лодок, саней и т. п. В середине зимы умерли еще 10 человек. 45 оставшихся в живых дотянули до лета 1742 г., преодолев многочисленные трудности и лишения. Зимовка протекала тяжело: часто налетали штормовые ветры, нередко достигавшие ураганной силы, дважды от подземных толчков песок почти полностью засыпал землянки.

Недостатка в топливе, правда, не было — волны выбрасывали на берег много леса, однако носить его приходилось на плечах за 10 верст. На острове водилось множество песцов. У берегов незамерзавшего зимой моря плавали так называемые камчатские бобры (морские выдры) и громадные, но безобидные млекопитающие — морские коровы, теперь вымершие; весной появились бесчисленные стада котиков. И команда занималась очень легкой на этом острове охотой, дававшей достаточно мяса, поскольку зверь здесь никогда раньше не видел человека и поэтому не боялся его. Каждый зимовщик получал и хлеб: из спасенных запасов ежедневно выдавалось 250–400 граммов муки.

Полуразрушенный корабль Св. Петр разобрали. Из его частей в мае 1742 г. начали строить новое, небольшое судно (гукор), также названное Св. Петром. Среди офицеров и штурманов не нашлось специалиста-судостроителя, а все три корабельных плотника умерли от цинги. За дело взялся красноярский казак Савва Стародубцев, бывший простым рабочим во время постройки экспедиционных судов в Охотске, и успешно завершил его, возглавляя бригаду из 20 моряков. С. Ваксель писал, что ему едва ли удалось бы справиться с делом без его [Стародубцева] помощи. (По представлению С. Вакселя, С. Стародубцев в 1744 г. был награжден званием сына боярского.)

9 августа судно спустили на воду. Длина его (по килю) составляла 11 м, а ширина — 3,7 м. Разместилось на нем 46 человек, конечно, в страшной тесноте. В море вышли 13 августа, увидели через четыре дня Кроноцкий мыс (54끅' с.ш.), но не решились высадиться там и пошли к Петропавловску (53 с.ш.), причем из-за штиля или противных ветров вынуждены были большей частью идти на веслах и только 26 августа 1742 г. достигли Петропавловска.

Плавание Чирикова — открытие Северо-Западной Америки и Алеутских островов

Потеряв 20 июня из виду судно В. Беринга, А. Чириков на Св. Павле пошел на восток. В ночь с 15 на 16 июля, т. е. на полтора дня раньше капитан-командора, он увидел на 55뀑' с.ш. первую американскую землю, горы и лес, спускающийся к морю (о. Принца Уэльского или один из близлежащих островков у 134 з.д.). В поисках удобной гавани он повернул на северо-запад и через три дня, пройдя около 400 км вдоль островов, составляющих архипелаг Александра, нашел подходящее место. На берег (это был о. Чичагова или его мнимый выступ — о. Якоби, у 58 с.ш.) на разведку отправились 11 вооруженных людей, а после недели бесплодного ожидания — еще четверо. Все они пропали без вести. Потеря 15 человек и двух лодок, без которых невозможно обновлять запасы пресной воды, поставили экспедицию в тяжелое положение, и 25 июля А. Чириков решил возвращаться на Камчатку.

Он продвинулся еще немного к северо-западу и увидел горный хребет (Св. Ильи), а затем повернул на запад, в море. У открытого им 1 августа п-ова Кенай он лег на юго-западный курс. До 3 августа моряки видели высокую землю, — несомненно, о. Кадьяк. Из-за штиля и туманов судно десять недель шло отсюда до Петропавловска. В пути были открыты некоторые Алеутские о-ва, вероятнее всего: 5 сентября Умнак, из группы Лисьих, наиболее близких к п-ову Аляска; 10 сентября — Адах, из центральной группы (здесь моряки со Св. Павла впервые встретились с алеутами); 22 сентября — Агатту и Атту, из группы Ближних. 10 октября 1741 г. Св. Павел вернулся в Петропавловскую гавань. В пути от цинги умерли шесть человек.

Рапорт А. Чирикова в Адмиралтейств-коллегию от 7 декабря 1741 г. о результатах его плавания является первым в истории описанием северо-западных берегов Америки.

В мае — июне 1742 г. А. Чириков повторил на Св. Павле плавание на восток от Камчатки, но дошел только до о. Атту и из-за туманов и противных ветров повернул назад. На обратном пути 22–23 июня он видел о. Беринга, где тогда еще томились люди со Св. Петра, и открыл к юго-востоку от него о. Медный. Пришел Св. Павел в Петропавловск 1 июля. А. Чириков просил Адмиралтейств-коллегию отозвать его из Сибири, но это было сделано только в 1746 г. А через два года он умер в Петербурге (ноябрь 1748 г.).

с 24 января 1725 г. по 1729 г.
Первая Камчатская экспедиция Беринга — Чирикова
Период
с 24 января 1725 г. по 1729 г.
Место:
Камчатка
Описание:

Почти перед самой смертью, в конце 1724 г., Петр I вспомнил …то, о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через Ледовитое море в Китай и Индию… Не будем ли мы в исследованиях такого пути счастливее голландцев и англичан?…. Подчеркнем — именно исследованиях, а не отыскании, т. е. открытии: на географических чертежах начала XVIII в. Чукотка показывалась как полуостров. Следовательно, Петр I и его советники знали о существовании пролива между Азией и Америкой. Немедленно он составил приказ об экспедиции, начальником которой был назначен капитан 1-го ранга, позднее — капитан-командор, Витус Йонссен (он же Иван Иванович) Беринг, выходец из Дании, сорока четырех лет, уже двадцать один год состоявший на русской службе. По секретной инструкции, написанной самим Петром I, Беринг должен был …на Камчатке или и другим… месте сделать один или два бота с палубами; на этих ботах плыть возле земли, которая идет на норд [север]… искать, где оная сошлась с Америкой… и самим побывать на берегу… и, поставя на карту, приезжать сюда.

Иными словами, Петр I ставил перед экспедицией В. Беринга задачу достичь этой земли, пройти вдоль ее побережья, выяснить, соединяется ли она с Северной Америкой, и проследить побережье материка к югу до владений европейских государств. Официально же основная задача состояла в разрешении географической проблемы, оошлася ли Америка с Азией, и открытии важной торговой трассы — Северного морского пути.

Первая Камчатская экспедиция вначале насчитывала 34 человека. Из Петербурга, отправившись в дорогу 24 января 1725 г., — через Сибирь — они два года шли до Охотска на лошадях, пешком, на судах по рекам. Последнюю часть пути (более 500 км) — от устья Юдомы до Охотска — наиболее громоздкие вещи везли на нартах, запряженных людьми. Морозы были жестокие, запасы провизии истощались. Команда мерзла, голодала; люди ели падаль, грызли кожаные вещи. 15 человек умерли в пути, многие дезертировали.

В Охотск передовой отряд во главе с В. Берингом прибыл 1 октября 1726 г. Лишь 6 января 1727 г. туда добралась последняя группа лейтенанта Мартына Петровича Шпанберга, выходца из Дании; она пострадала больше других. В Охотске экспедиции разместиться было негде — пришлось строить избы и сараи, чтобы дотянуть до конца зимы.

Во время длительного пути через пространства России лейтенант Алексей Ильич Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выявить истинную широтную протяженность Сибири, а следовательно, и северной части Евразии.

В начале сентября 1727 г. на двух небольших судах экспедиция перешла в Большерецк. Оттуда значительную часть груза до начала зимы переправили в Нижнеколымск на ботах (лодках) по pекам Быстрой и Камчатке, а зимой остальное перебросили на собачьих упряжках. Собак отнимали у камчадалов, и многие из них были разорены и обречены на голод.

В Нижнекамчатске к лету 1728 г. закончили постройку бота Св. Гавриил, на котором 14 июля экспедиция вышла в море. Вместо того, чтобы пройти от Камчатки па юг (это направление в инструкции стояло первым) или на восток, В. Беринг направил судно на север вдоль побережья полуострова (неверно — он сам вскоре признал это — поняв мысль Петра), а затем на северо-восток вдоль материка. В результате заснято более 600 км северной половины восточного берега полуострова, выявлены п-ова Камчатский и Озерной, а также Карагинский залив с одноименным островом (на карте экспедиции эти объекты не названы, а их очертания сильно искажены). Моряки положили на карту также 2500 км береговой линии Северо-Восточной Азии. Вдоль большей части побережья они отметили высокие горы, и летом покрытые снегом, подступающие во многих местах прямо к морю и возвышающиеся над ним подобно стене.

У южного берега Чукотского п-ова 31 июля — 10 августа они открыли залив Креста (вторично — после К. Иванова), бухту Провидения и о. Св. Лаврентия. В. Беринг не стал высаживаться на острове и не подошел к чукотскому побережью, а двинулся к северо-востоку.

Погода стояла ветреная и туманная. Землю на западе моряки усмотрели лишь днем 12 августа. Вечером следующего дня, когда судно находилось у 65о30' с.ш., т. е. южнее широты мыса Дежнева (66뀅), В. Беринг, не видя ни американского берега, пи поворота на запад чукотского, вызвал к себе в каюту А. Чирикова и М. Шпанберга. Он приказал им письменно изложить свое мнение о том, можно ли считать доказанным наличие пролива между Азией и Америкой, следует ли двигаться далее к северу и как далеко.

А. Чириков считал, что нельзя достоверно знать, разделяются ли морем Азия от Америки, если не дойти до устья Колымы или до льдов …что в Северном море всегда ходят. Он советовал идти подле земли… до мест, показанных в указе Петра I. Если же берег будет простираться к северу или начнутся противные ветры, то 25 августа искать место лучше всего против Чукотского Носу, на земле… [где] имеется лес. Иными словами, Чириков советовал двигаться непременно вдоль побережья, если не помешают льды или оно не повернет к западу, а место для зимовки подыскать на американском берегу, т. е. на Аляске, где, по показаниям чукчей, есть лес и, следовательно, можно заготовить дрова на зиму.

М. Шпанберг предложил из-за позднего времени идти на север до 16 августа, а затем повернуть обратно и зимовать на Камчатке. Беринг решил двигаться далее к северу. Днем 14 августа, когда ненадолго прояснилось, моряки усмотрели на юге землю, очевидно, о. Ратманова, а чуть позже почти на западе — высокие горы (скорее всего мыс Дежнева). 16 августа экспедиция достигла широты 67с18', а по расчетам А.А. Сопоцко, — 67먤' с.ш. Иными словами, моряки прошли пролив и находились уже в Чукотском море. В Беринговом проливе и (ранее) в Анадырском заливе они выполнили первые измерения глубин - всего 26 промеров. Затем Беринг повернул назад, проявив разумную предусмотрительность. Он официально мотивировал свое решение тем, что сделано все, полагающееся по инструкции, берег далее к северу не простирается, а к Чукотскому, или Восточному, углу [мысу] земли никакой не подошло.

Обратный путь отнял только две недели; по дороге экспедиция открыла в проливе один из островов Диомида. Еще одну зиму провел Беринг в Нижнекамчатске. Летом 1729 г. он сделал слабую попытку достичь американского берега, но 8 июня, через три дня после выхода в море, пройдя в общем на восток чуть больше 200 км, из-за сильного ветра и тумана приказал вернуться. Вскоре, правда, установилась ясная погода, но капитан-командор не изменил своего решения, обогнул с юга Камчатку и 24 июля прибыл в Охотск[49]. Во время этого плавания экспедиция описала южную половину восточного и небольшую часть западного берега полуострова на протяжении более 1000 км между устьями Камчатки и Большой, выявив Камчатский залив и Авачинскую губу. С учетом работ 1728 г. съемка впервые охватила свыше 3,5 тыс. км западного побережья моря, позднее названного Беринговым.

Через семь месяцев Беринг прибыл в Петербург после пятилетнего отсутствия. Он не разрешил основной задачи, но все же завершил открытие северо-восточного побережья Азии. Итоговую карту плавания он составил вместе с А. Чириковым и мичманом Петром Авраамовичем Чаплиным.

с 1733 г. по 1741 г.
Вторая камчатская экспедиция
Период
с 1733 г. по 1741 г.
Место:
Камчатка
Описание:

Через два месяца после возвращения из экспедиции, в конце апреля 1730 г., В. Беринг составил две докладные записки в Адмиралтейств-коллегию (морское ведомство); в Сенат они были представлены лишь в конце того же года. В первом Предложении он, в частности, высказывал уверенность в сравнительной близости Америки от п-ова Камчатка и целесообразности установления торговых контактов с местными жителями; он отмечал необходимость и возможность разрабатывать в Сибири железную руду, сеять хлеб и варить соль. Во второй записке В. Беринг выдвинул план северные земли… выведывать, т. е. установить, как далеко к северу распространяется Азия, и нанести на карту северное побережье континента. Он предложил также выяснить возможность достижения морским путем устья Амура и Японских о-вов и, наконец, направить суда к берегам Америки. Иными словами, В. Беринг выдвинул план новой большой экспедиции и выразил готовность принять участие в ней.

В 1733 г. правительство поставило В. Беринга во главе Второй Камчатской экспедиции, назначив ему в товарищи другого капитана, доброго, из русских - А.И. Чирикова. Они должны были пересечь Сибирь и от Камчатки отправиться для исследования противоположных берегов Северной Америки (обыскание американских берегов от Камчатки), а М. Шпанберг, положив на карту Курильские о-ва, - плыть к Японии и установить с ней связь (обсервация и изыскание пути до Японии). Несколько отрядов должны были нанести на карты северные берега России от Печоры до крайнего северо-востока и по возможности до Камчатки (для подыскания известия… имеется ли проход Северным морем), а Академический отряд — исследовать внутренние районы Сибири. Работу экспедиции предполагалось закончить через шесть лет. Общее начальство над всей экспедицией, величайшей по объему заданий, исследуемой территории и числу участников, возлагалось на В. Беринга. Но фактически, когда он перешел в Охотск, ему были подчинены только два отряда — его и М. Шпанберга. Хотя северные отряды и работали самостоятельно, вся их деятельность контролировалась В. Берингом. Подтверждением того служат не только его рапорты в Адмиралтейств-коллегию и его детальный отчет о выполненных ими исследованиях, но, главное, переписка с начальниками отрядов.

Академия наук прикомандировала к экспедиции группу научных работников, которую обычно и называют Академическим отрядом Великой Северной экспедиции.

В начале 1734 г. вся экспедиция во главе с В. Берингом собралась в Тобольске. Оттуда он послал несколько сухопутных партий геодезистов для изучения побережья океана, выделив к уже имевшимся двух человек из свиты профессоров, и направился в Якутск, куда добрался в конце октября. Три года В. Берингу пришлось провести там: он организовал строительство железоделательного завода и канатной мастерской, наладил сбор смолы и изготовление такелажа для судов, оказал помощь попавшему в тяжелое положение отряду М. Шпанберга, обеспечил отправку в Охотск снаряжения и продовольствия.

В Якутске в конце концов скопилось до 800 участников разных отрядов — офицеры, иногда с женами и детьми, научные работники, топографы, мастеровые, матросы, солдаты и ссыльные для перевозки грузов. В ответ на настойчивые просьбы В. Беринга о помощи бездействующие местные власти начали писать доносы в столицу и всячески препятствовать заготовке продовольствия и снаряжения. Петербургское же начальство помогло по-своему: оно лишило В. Беринга прибавочного жалованья. Но он покинул Якутск, лишь убедившись, что команда вполне обеспечена провизией. В Охотске, куда перешел В. Беринг, за три года ему также пришлось преодолеть немало трудностей и открытую неприязнь коменданта Охотска.

Адмиралтейств-коллегия дошла до высшей точки раздражения: из полученных коллегией рапортов усмотрено только одно, что леса заготовляются, и суда строются, и паруса шьются…. И начальство указало, что лесам давно надлежало быть приготовленным, и судам построенным, и парусам сшитым, и потребовало от В. Беринга в путь свой отправляться без всякого замедления, не утруждая, яко излишними, без всякого действия переписками.

В начале сентября 1740 г. В. Беринг отплыл из Охотска на Камчатку. На восточном берегу полуострова, у Авачинской губы, в открытой его моряками прекрасной гавани, которую он назвал Петропавловской — по двум судам экспедиции: Св. Петру и Св. Павлу, — экспедиция перезимовала.

4 июня 1741 г. через восемь лет после отъезда из Петербурга В. Беринг и А. Чириков вышли к берегам Америки. Каждый из них командовал судном водоизмещением около 200 т с экипажем в 75 человек. На корабле В. Беринга Св. Петр находился молодой ученый Георг Вильгельм Стеллер, прославившийся описанием этого плавания. Помощником В. Беринга был швед Свен (Ксаверий) Лаврентьевич Ваксель, также оставивший интересное описание экспедиции.

1741 г.
Плавание Беринга: открытие Северо-Западной Америки, Алеутских и Командорских островов
Период
1741 г.
Место:
Алеутские острова, Америка
Описание:

В. Беринг пошел сначала на юго-восток (к 45 с.ш.) в поисках мифической Земли Жуана-да-Гама. Эта крупная земля помещалась на некоторых картах XVIII в., в том числе на имевшейся в распоряжении В. Беринга, приблизительно между 46–50 с.ш. и 159–173 в.д. …Кровь закипает во мне всякий раз, — отмечает С. Ваксель, — когда я вспоминаю о бессовестном обмане, в который мы были введены этой неверной картой, в результате чего рисковали жизнью и добрым именем. По [ее] вине… почти половина нашей команды погибла напрасной смертью. Потеряв напрасно больше недели и убедившись, что даже клочка суши в этой части океана’ нет, оба судна взяли курс на северо-восток. 20 июня на море пал густой туман, и корабли навсегда разлучились. Три дня Св. Петр потратил на поиски, пройдя в общем на юг около 400 км, а затем в одиночестве двинулся на северо-восток.

17 июля 1741 г.. на 58 14' с.ш. Св. Петр достиг наконец американского берега и команда увидела вдали величественный снеговой хребет Св. Ильи с одноименной вершиной (гора Св. Ильи, 5488 м, — одна из высших точек Северной Америки). Все поздравляли В. Беринга с великим открытием. Но шестидесятилетний капитан-командор не проявлял никаких признаков радости, завидев берег, к которому его впервые посылал 17 лет назад Петр I. Более того, как сообщает Г. Стеллер, он выглядел угрюмым и печальным. Он не знал точно, где находится, и с тревогой смотрел в будущее; чувствовал он себя плохо — началась цинга. Не решаясь подойти ближе из-за слабого переменного ветра, В. Беринг двинулся на запад вдоль побережья, отметил невдалеке ледник, ныне носящий его имя, через три дня открыл небольшой о. Каяк у 60 с.ш., а чуть севернее — маленькую бухту (Контроллер), образованную узким полуостровом матерого берега. Он отправил туда лодку за пресной водой под командой мастера флота (старшего штурмана) Софрона Федоровича Хитрово и отпустил на берег Г. Стеллера, правда на короткий срок. Тот позднее жаловался, что на подготовку экспедиции ушло 10 лет, а на исследование ему дали только 10 часов, будто приходили только для взятия и отвозу из Америки в Азию американской воды.

Тяжело больной, капитан-командор сам ни разу не сходил на американский берег. Не наполнив даже всех бочек водой, В. Беринг 21 июля пошел на запад в штормовую, дождливую, пасмурную погоду, дрейфуя к югу, вероятно, недалеко от острова Монтагью (22 июля) и Кадьяк (26 июля), так как со Св. Петра видели в тумане высокие берега. На судне уже треть команды была больна цингой, кроме того, не хватало пресной воды.

2 августа был открыт о. Туманный (переименован в конце XVIII в. по предложению Джорджа Ванкувера в о. Чирикова), 4 августа — Евдокеевские о-ва (иначе, Семиди, близ 56 с.ш.), у берегов п-ова Аляски, где видели снеговые горы. 10 августа, когда уже три недели Св. Петр лавировал против сильного встречного ветра и мало продвинулся вперед, а цинга усиливалась, В. Беринг решил идти прямо на Камчатку.

29 августа моряки открыли у юго-западной оконечности Аляски безлесные и пустынные острова, на одном из которых через два дня похоронили первую жертву экспедиции, матроса Никиту Шумагина. Там Св. Петр стоял неделю, и за это время русские впервые встретились с местными американцами — алеутами, как их через несколько лет начали называть.

От о-вов Шумагина (название дано В. Берингом) с 6 сентября шли все время на запад в открытом море. Иногда на севере появлялась земля, и моряки принимали ее за Америку, так как вдали за островами поднимались горы, — на самом же деле это была Алеутская цепь. 25 сентября видели островов немалое число (вероятно, из центральной, Андреяновской группы), 25–29 октября — три острова из западных групп (Крысьих и Ближних). Почти все время была очень бурная погода, корабль носило по волнам, как колоду. Не хватало воды и провизии. Наконец, 4 ноября, вдали показались высокие горы, покрытые снегом. Моряки решили, что подошли к Камчатке, и, не найдя удобной гавани, стали на якорь на некотором расстоянии от берега, у скал. Дважды рвались якорные канаты. Неожиданно высокая волна перебросила судно через бурун в бухту, сравнительно спокойную и достаточно глубокую. Это было исключительным везением после стольких несчастий, люди поспешили перейти на сушу.

На берегу вырыли в песке шесть прямоугольных ям для жилья и прикрыли их парусами. Когда закончилась перевозка больных и припасов на берег, только 10 моряков еще держались на ногах. 20 человек умерли; остальные болели цингой. Больной В. Беринг целый месяц лежал в землянке, полузасыпанный песком, считая что так теплее. 6 декабря 1741 г. он умер. Земля, к которой прибило его судно, получила позднее его имя — о. Беринга, а всю группу окрестили Командорскими о-вами, в честь погибшего капитан-командора. Море, открытое Ф. Поповым и С. Дежневым, по которому В. Беринг в 1728 г. так мало плавал, было названо Беринговым, пролив, через который не он первый прошел, а те же Ф. Попов и С. Дежнев, нанесенный на карту не им, а М. Гвоздевым и И. Федоровым, наречен по предложению Д. Кука Беринговым проливом.

После смерти В. Беринга команду принял Свен Ваксель как старший офицер, но все вопросы решались на общих собраниях. (Он взял с собой в плавание сына Лоренца - Лаврентия Ксаверьевича Вакселя, десятилетнего мальчика, благополучно выдержавшего все испытания. Впоследствии Л. Ваксель стал офицером русского флота). Зимой моряки обошли кругом новую землю и убедились, что находятся на острове. На западе обнаружили выброшенный на берег камчатский лес, обломки лодок, саней и т. п. В середине зимы умерли еще 10 человек. 45 оставшихся в живых дотянули до лета 1742 г., преодолев многочисленные трудности и лишения. Зимовка протекала тяжело: часто налетали штормовые ветры, нередко достигавшие ураганной силы, дважды от подземных толчков песок почти полностью засыпал землянки.

Недостатка в топливе, правда, не было — волны выбрасывали на берег много леса, однако носить его приходилось на плечах за 10 верст. На острове водилось множество песцов. У берегов незамерзавшего зимой моря плавали так называемые камчатские бобры (морские выдры) и громадные, но безобидные млекопитающие — морские коровы, теперь вымершие; весной появились бесчисленные стада котиков. И команда занималась очень легкой на этом острове охотой, дававшей достаточно мяса, поскольку зверь здесь никогда раньше не видел человека и поэтому не боялся его. Каждый зимовщик получал и хлеб: из спасенных запасов ежедневно выдавалось 250–400 граммов муки.

Полуразрушенный корабль Св. Петр разобрали. Из его частей в мае 1742 г. начали строить новое, небольшое судно (гукор), также названное Св. Петром. Среди офицеров и штурманов не нашлось специалиста-судостроителя, а все три корабельных плотника умерли от цинги. За дело взялся красноярский казак Савва Стародубцев, бывший простым рабочим во время постройки экспедиционных судов в Охотске, и успешно завершил его, возглавляя бригаду из 20 моряков. С. Ваксель писал, что ему едва ли удалось бы справиться с делом без его [Стародубцева] помощи. (По представлению С. Вакселя, С. Стародубцев в 1744 г. был награжден званием сына боярского.)

9 августа судно спустили на воду. Длина его (по килю) составляла 11 м, а ширина — 3,7 м. Разместилось на нем 46 человек, конечно, в страшной тесноте. В море вышли 13 августа, увидели через четыре дня Кроноцкий мыс (54끅' с.ш.), но не решились высадиться там и пошли к Петропавловску (53 с.ш.), причем из-за штиля или противных ветров вынуждены были большей частью идти на веслах и только 26 августа 1742 г. достигли Петропавловска.

Плавание Чирикова — открытие Северо-Западной Америки и Алеутских островов

Потеряв 20 июня из виду судно В. Беринга, А. Чириков на Св. Павле пошел на восток. В ночь с 15 на 16 июля, т. е. на полтора дня раньше капитан-командора, он увидел на 55뀑' с.ш. первую американскую землю, горы и лес, спускающийся к морю (о. Принца Уэльского или один из близлежащих островков у 134 з.д.). В поисках удобной гавани он повернул на северо-запад и через три дня, пройдя около 400 км вдоль островов, составляющих архипелаг Александра, нашел подходящее место. На берег (это был о. Чичагова или его мнимый выступ — о. Якоби, у 58 с.ш.) на разведку отправились 11 вооруженных людей, а после недели бесплодного ожидания — еще четверо. Все они пропали без вести. Потеря 15 человек и двух лодок, без которых невозможно обновлять запасы пресной воды, поставили экспедицию в тяжелое положение, и 25 июля А. Чириков решил возвращаться на Камчатку.

Он продвинулся еще немного к северо-западу и увидел горный хребет (Св. Ильи), а затем повернул на запад, в море. У открытого им 1 августа п-ова Кенай он лег на юго-западный курс. До 3 августа моряки видели высокую землю, — несомненно, о. Кадьяк. Из-за штиля и туманов судно десять недель шло отсюда до Петропавловска. В пути были открыты некоторые Алеутские о-ва, вероятнее всего: 5 сентября Умнак, из группы Лисьих, наиболее близких к п-ову Аляска; 10 сентября — Адах, из центральной группы (здесь моряки со Св. Павла впервые встретились с алеутами); 22 сентября — Агатту и Атту, из группы Ближних. 10 октября 1741 г. Св. Павел вернулся в Петропавловскую гавань. В пути от цинги умерли шесть человек.

Рапорт А. Чирикова в Адмиралтейств-коллегию от 7 декабря 1741 г. о результатах его плавания является первым в истории описанием северо-западных берегов Америки.

В мае — июне 1742 г. А. Чириков повторил на Св. Павле плавание на восток от Камчатки, но дошел только до о. Атту и из-за туманов и противных ветров повернул назад. На обратном пути 22–23 июня он видел о. Беринга, где тогда еще томились люди со Св. Петра, и открыл к юго-востоку от него о. Медный. Пришел Св. Павел в Петропавловск 1 июля. А. Чириков просил Адмиралтейств-коллегию отозвать его из Сибири, но это было сделано только в 1746 г. А через два года он умер в Петербурге (ноябрь 1748 г.).

с 1875 г. по 1876 г.
Исследования Норденшельда. До Енисея
Период
с 1875 г. по 1876 г.
Место:
устье Енисея
Описание:

В 1875 г. Норденшельд на шхуне прошел через Югорский Шар, а в конце июля достиг п-ова Ямал, обогнул его с севера, причем зашел за 75뀰' с.ш., и в середине августа остановился у небольшого острова в Енисейском заливе. Он нашел там прекрасную гавань и назвал ее Порт-Диксон (теперь весь остров носит имя Диксона). Хотя А. Норденшельд быстро и свободно достиг Енисея, он считал, что сильно задержался в пути из-за штилей; на пароходе же в том году можно было бы прибыть в этот порт в самом начале августа. В конце сентября шхуна вернулась в Норвегию.

Средства на плавание на пароходе в 1876 г. А. Норденшельду предоставил русский золотопромышленник Александр Михайлович Сибиряков, мечтавший, использовать Северный морской путь для оживления сибирской торговли. Зафрахтованный на его деньги небольшой пароход (400 т) впервые доставил заграничные товары в устье Енисея. Вторую партию товаров в том же году завей на Енисей Д. Уиггинс.

с 1875 г. по 1 марта 1880 г.
Развитие Северного морского пути. Исследования Норденшельда
Период
с 1875 г. по 1 марта 1880 г.
Место:
Северный Ледовитый океан
Описание:

Нильс Адольф Эрик Норденшёльд (швед. Nils Adolf Erik Nordenskild, 18 ноября 1832, Гельсингфорс, Великое княжество Финляндское, Российская империя — 12 августа 1901, Дальбиэ, Швеция) — шведский (финский) геолог и географ, исследователь Арктики, мореплаватель, историко-картограф. Известен тем, что первым прошёл в 1878—1879 годах по Северному морскому пути из Атлантики в Тихий океан.

В литературе имя исследователя чаще всего пишется как Адольф Эрик Норденшёльд.

Ближе к последней четверти XIX века регулярное торговое судоходство между Англией и Западной Сибирью через Баренцево и Карское моря стало весьма востребовано.

Успех норвежцев и англичанина расшевелил и шведских промышленников, в том числе богатого купца Оскара Диксона. Он снарядил парусник — зверобойную шхуну (43 т) — и отправил на ней группу ученых. Во главе их стоял молодой шведский профессор-геолог А.Э. Норденшельд, очень интересовавшийся Арктикой.

В 1875 г. Норденшельд на шхуне прошел через Югорский Шар, а в конце июля достиг п-ова Ямал, обогнул его с севера, причем зашел за 75뀰' с.ш., и в середине августа остановился у небольшого острова в Енисейском заливе. Он нашел там прекрасную гавань и назвал ее Порт-Диксон (теперь весь остров носит имя Диксона). Хотя А. Норденшельд быстро и свободно достиг Енисея, он считал, что сильно задержался в пути из-за штилей; на пароходе же в том году можно было бы прибыть в этот порт в самом начале августа. В конце сентября шхуна вернулась в Норвегию.

Средства на плавание на пароходе в 1876 г. А. Норденшельду предоставил русский золотопромышленник Александр Михайлович Сибиряков, мечтавший, использовать Северный морской путь для оживления сибирской торговли. Зафрахтованный на его деньги небольшой пароход (400 т) впервые доставил заграничные товары в устье Енисея. Вторую партию товаров в том же году завей на Енисей Д. Уиггинс.

Опираясь на русский опыт, А. Норденшельд доказывал, что в начале осени у Таймырского п-ова должно быть свободное ото льда море. Поэтому, по его мнению, пароход без особо больших затруднений может пройти этот путь в осеннее время. Средства на снаряжение новой экспедиции дали О. Диксон и А. Сибиряков.

Норденшельду предоставили сделанный из дуба промысловый пароход Вега (357 т), который вышел под командой Арнольда Паландера из Гётеборга (Швеция) 4 июля 1878 г. У Югорского Шара его ожидал небольшой быстроходный пароход Лена.

Их сопровождали от Югорского Шара до Енисея два вспомогательных судна с углем. Оба парохода 10 августа направились от Диксона на северо-восток неразведанным путем, усеянным островами (шхеры Минина и др.) и подводными мелями, и через четыре дня из-за тумана стали на якорь у пролива между открытым ими о. Таймыр и материком. Не дождавшись ясной погоды, Вега и Лена 18 августа обогнули с севера о. Таймыр, а 19 августа шли под парами и парусами вдоль берега п-ова Челюскин (северо-восточный выступ Таймырского п-ова).

20-22 августа пароходы двигались на юго-восток в густом тумане, лавируя между льдинами, и на третий день забрались в такие льды, что пришлось повернуть на северо-запад. Глубины стали уменьшаться, и шведы увидели на западе землю — восточный берег п-ова Таймыр. Почти на 25 км от берега море было совершенно чистым.

Вскоре суда достигли устья Лены. Оставив там Лену, Норденшельд направил Вегу дальше. Сплошной лед показался только в 50 км восточнее Медвежьих о-вов. Все же Вега пересекла Восточно-Сибирское море, удачно прошла проливом Лонга в Чукотское море. 28 сентября 1878 г. при ясной и тихой погоде и незначительном морозе (-2С) в нескольких километрах от входа в Колючинскую губу пароход вмерз во льды - всего лишь в 200 км от Берингова пролива, в нескольких минутах западнее свободной от льдов воды. …Если бы мы пришли сюда сутками раньше, — сокрушался А. Норденшельд, — лед не помешал бы нашему проходу дальше. Быть запертым так близко от цели путешествия было самым большим для меня несчастьем, с которым я никогда не мог примириться…

18 июля 1879 г. лед тронулся, и Вега после почти десятимесячной стоянки во льдах вышла на чистую воду. Огибая мыс Дежнёва, шведы ознаменовали событие салютом. В этот радостный момент А. Норденшельд вспомнил о несчастливых мореплавателях, искавших с середины XVI в. Северо-Восточный проход.

21 июля Вега повернула к американскому берегу пролива, уже очистившегося ото льдов, и через несколько дней стала на якорь у северного входа в забитый льдом пролив Сенявина, отделяющий о. Аракамчечен от Чукотского берега. Лед неожиданно взломало через два дня, и из-за этого судно, притиснутое к берегу, едва на погибло, после того как достигло цели. Встревоженный А. Норденшельд приказал немедленно идти на юг. В начале сентября Вега вошла в японский порт Йокохама. Затем, обойдя с востока и юга всю Азию, через Суэцкий канал она прошла в Средиземное море и, обогнув с юга и запада Европу, в марте 1880 г. вернулась в Швецию. Впервые в истории человечества на Веге под начальством А. Норденшельда и под командой А. Паландера было совершено плавание вокруг всего Европейско-Азиатского материка с одной вынужденной зимовкой во льдах.

1878 г.
Исследования Норденшельда. До Йокогамы.
Период
1878 г.
Место:
Япония
Описание:

21 июля Вега повернула к американскому берегу пролива, уже очистившегося ото льдов, и через несколько дней стала на якорь у северного входа в забитый льдом пролив Сенявина, отделяющий о. Аракамчечен от Чукотского берега. Лед неожиданно взломало через два дня, и из-за этого судно, притиснутое к берегу, едва на погибло, после того как достигло цели. Встревоженный А. Норденшельд приказал немедленно идти на юг.

В начале сентября Вега вошла в японский порт Йокохама.

1878 г.
Исследования Норденшельда. Экспедиция на "Веге"
Период
1878 г.
Место:
Югорский Шар, Енисей
Описание:

Опираясь на русский опыт, А. Норденшельд доказывал, что в начале осени у Таймырского п-ова должно быть свободное ото льда море. Поэтому, по его мнению, пароход без особо больших затруднений может пройти этот путь в осеннее время. Средства на снаряжение новой экспедиции дали О. Диксон и А. Сибиряков.

Норденшельду предоставили сделанный из дуба промысловый пароход Вега (357 т), который вышел под командой Арнольда Паландера из Гётеборга (Швеция) 4 июля 1878 г. У Югорского Шара его ожидал небольшой быстроходный пароход Лена.

Их сопровождали от Югорского Шара до Енисея два вспомогательных судна с углем. Оба парохода 10 августа направились от Диксона на северо-восток неразведанным путем, усеянным островами (шхеры Минина и др.) и подводными мелями, и через четыре дня из-за тумана стали на якорь у пролива между открытым ими о. Таймыр и материком. Не дождавшись ясной погоды, Вега и Лена 18 августа обогнули с севера о. Таймыр, а 19 августа шли под парами и парусами вдоль берега п-ова Челюскин (северо-восточный выступ Таймырского п-ова).

20-22 августа пароходы двигались на юго-восток в густом тумане, лавируя между льдинами, и на третий день забрались в такие льды, что пришлось повернуть на северо-запад. Глубины стали уменьшаться, и шведы увидели на западе землю — восточный берег п-ова Таймыр. Почти на 25 км от берега море было совершенно чистым.

1879 г.
Исследования Норденшельда. На “Веге” во льдах.
Период
1879 г.
Место:
мыс Дежнёва, Берингово море
Описание:

Вскоре суда достигли устья Лены. Оставив там Лену, Норденшельд направил Вегу дальше. Сплошной лед показался только в 50 км восточнее Медвежьих о-вов. Все же Вега пересекла Восточно-Сибирское море, удачно прошла проливом Лонга в Чукотское море. 28 сентября 1878 г. при ясной и тихой погоде и незначительном морозе (-2С) в нескольких километрах от входа в Колючинскую губу пароход вмерз во льды - всего лишь в 200 км от Берингова пролива, в нескольких минутах западнее свободной от льдов воды. …Если бы мы пришли сюда сутками раньше, — сокрушался А. Норденшельд, — лед не помешал бы нашему проходу дальше. Быть запертым так близко от цели путешествия было самым большим для меня несчастьем, с которым я никогда не мог примириться…

18 июля 1879 г. лед тронулся, и Вега после почти десятимесячной стоянки во льдах вышла на чистую воду. Огибая мыс Дежнёва, шведы ознаменовали событие салютом. В этот радостный момент А. Норденшельд вспомнил о несчастливых мореплавателях, искавших с середины XVI в. Северо-Восточный проход.

1880 г.
Исследования Норденшельда. Вокруг Азии.
Период
1880 г.
Место:
Суэцкий канал, Швеция
Описание:

Затем, обойдя с востока и юга всю Азию, через Суэцкий канал она прошла в Средиземное море и, обогнув с юга и запада Европу, в марте 1880 г. вернулась в Швецию. Впервые в истории человечества на Веге под начальством А. Норденшельда и под командой А. Паландера было совершено плавание вокруг всего Европейско-Азиатского материка с одной вынужденной зимовкой во льдах.

1893 г.
Исследования Арктики Фритьофа Нансена. К мысу Челюскина
Период
1893 г.
Место:
Карское море, п-ов Ямал, м. Челюскин
Описание:

Крупнейшее по научному значению исследование Арктики второй половины XIX в. Нансен начал в 1893 г. на специально построенном для ледового плавания пароходе Фрам (капитан - О. Свердруп, 12 человек команды). От мыса Челюскин Ф. Нансен решил направить Фрам на восток и к северу от Новосибирских о-вов нарочно вмерзнуть в лед, рассчитывая, что ледовый дрейф вынесет его к полюсу. Через Югорский Шар 4 августа 1893 г. Фрам вышел в Карское море, обогнул Ямал и взял курс на мыс Челюскин. Лавируя под парусами и парами против сильного ветра, судно медленно продвигалось вперед: сначала — по свободному морю, затем — вдоль кромки сплоченных льдов. 18 августа во время шторма Свердруп обнаружил к югу от корабля низменную землю с травянистой растительностью и обрывистыми песчаными косогорами - о. Свердруп. 25 августа к северу от шхер Минина норвежцы открыли о-ва Скотт-Гансена (в честь участника плавания Сиеурда Скотт-Гансена), вторично после Ф. Минина.

В ночь на 29 августа, не дойдя до 75 с.ш., повернули на юг и днем, пройдя мимо бесчисленных островов и островков, попали в открытую воду, простирающуюся вдоль острова Таймыр…. Ф. Нансен назвал этот архипелаг, фактически открытый им (хотя и не полностью), о-вами Норденшельда.

Проход на восток вскоре был снова прегражден льдом. Фрам блуждал среди льдов при густом снегопаде или в туманах до 7 сентября, когда, наконец, попал в Таймырский залив. Два дня Ф. Нансен исследовал восточный берег залива и открыл п-ов Оскара (76뀠' с.ш., 100 в.д.).

На пути к мысу Челюскин, который норвежцы обошли утром следующего дня, они открыли о-ва Фирнлея, а у самого входа в пролив Вилькицкого — о-ва Гейберга. Дальнейший путь шел сначала вдоль берега на юго-восток, а за устьем р. Анабар — на северо-восток. 21 сентября 1893 г. Фрам вмерз во льды под 78끐' с.ш., 133뀷' в.д. Начался исторический дрейф Фрама через Центральную Арктику.

с 1893 г. по 13 августа 1896 г.
Исследования Арктики Фритьофа Нансена
Период
с 1893 г. по 13 августа 1896 г.
Место:
Северный Ледовитый океан
Описание:

Фри́тьоф Ве́дель-Я́рлсберг На́нсен (норв. Fridtjof Wedel-Jarlsberg Nansen; 10 октября 1861 — 13 мая 1930) — норвежский полярный исследователь, учёный — доктор зоологии, основатель новой науки — физической океанографии, политический и общественный деятель, гуманист, филантроп, лауреат Нобелевской премии мира за 1922 год, удостоен наград многих стран, в том числе России.

Крупнейшее по научному значению исследование Арктики второй половины XIX в. Нансен начал в 1893 г. на специально построенном для ледового плавания пароходе Фрам (капитан - О. Свердруп, 12 человек команды). От мыса Челюскин Ф. Нансен решил направить Фрам на восток и к северу от Новосибирских о-вов нарочно вмерзнуть в лед, рассчитывая, что ледовый дрейф вынесет его к полюсу. Через Югорский Шар 4 августа 1893 г. Фрам вышел в Карское море, обогнул Ямал и взял курс на мыс Челюскин. Лавируя под парусами и парами против сильного ветра, судно медленно продвигалось вперед: сначала — по свободному морю, затем — вдоль кромки сплоченных льдов. 18 августа во время шторма Свердруп обнаружил к югу от корабля низменную землю с травянистой растительностью и обрывистыми песчаными косогорами - о. Свердруп. 25 августа к северу от шхер Минина норвежцы открыли о-ва Скотт-Гансена (в честь участника плавания Сиеурда Скотт-Гансена), вторично после Ф. Минина.

В ночь на 29 августа, не дойдя до 75 с.ш., повернули на юг и днем, пройдя мимо бесчисленных островов и островков, попали в открытую воду, простирающуюся вдоль острова Таймыр…. Ф. Нансен назвал этот архипелаг, фактически открытый им (хотя и не полностью), о-вами Норденшельда.

Проход на восток вскоре был снова прегражден льдом. Фрам блуждал среди льдов при густом снегопаде или в туманах до 7 сентября, когда, наконец, попал в Таймырский залив. Два дня Ф. Нансен исследовал восточный берег залива и открыл п-ов Оскара (76뀠' с.ш., 100 в.д.).

На пути к мысу Челюскин, который норвежцы обошли утром следующего дня, они открыли о-ва Фирнлея, а у самого входа в пролив Вилькицкого — о-ва Гейберга. Дальнейший путь шел сначала вдоль берега на юго-восток, а за устьем р. Анабар — на северо-восток. 21 сентября 1893 г. Фрам вмерз во льды под 78끐' с.ш., 133뀷' в.д. Начался исторический дрейф Фрама через Центральную Арктику.

Фрам, начавший дрейф под 78끐' с.ш., через год и три месяца в конце 1894 г. добрался лишь до 83뀤', но затем норвежцы убедились, что льды уже не дрейфуют к полюсу. Тогда Нансен, взяв с собой Фредерика Яльмара Йохансена, 14 марта 1895 г. оставил Фрам и на трех нартах двинулся к полюсу: 7 апреля он достиг 86 14', но вынужден был повернуть на юг. Находясь на Фраме и во время ледового похода, Нансен обнаружил морские глубины порядка 3000—3800 м; он сделал также ряд других важных океанологических наблюдений.

В августе 1895 г. Нансен и Йохансен вышли к Земле Франца-Иосифа и зимовали на о. Джексон. Летом при дальнейшем движении на юг на о. Нордбрук произошла (18 июля 1896 г.) неожиданная встреча Джексона, цивилизованного европейца в клетчатом английском костюме, тщательно выбритого и причесанного, благоухающего душистым мылом с Нансеном — дикарем, одетым в грязные лохмотья, с длинными всклокоченными волосами и щетинистой бородой (Ф. Нансен). Джексон отправил обоих норвежцев на родину, и в середине августа 1896 г. они прибыли в Вардё (Северная Норвегия).

По счастливой случайности, спустя шесть дней туда пришел в хорошем состоянии и Фрам под командой Отто Свердрупа, не потеряв за три года ни одного человека. Через восемь месяцев после ухода группы Нансена - 15 ноября 1895 г. - льды доставили Фрам к 85끖' с.ш., 66뀱' в.д. Затем направление дрейфа изменилось на юго-западное, а скорость увеличилась. Чаще начали появляться полыньи, иногда — в непосредственной близости от судна, весной они стали увеличиваться. В мае была подготовлена машина, в июне Фрам иногда самостоятельно продвигался вперед, но, случалось, его относило льдами назад. Наконец, утром 13 августа 1896 г. к северу от Западного Шпицбергена свободное, но скованное льдом море окружало нас со всех сторон, и мы с наслаждением следили за тем, как тихо покачивается Фрам на первых слабых волнах (О. Свердруп).

По предложению британского делегата Филипа Ноэль-Бейкера, с 1 сентября 1921 года Нансен занял должность Верховного комиссара Лиги по делам беженцев. Отныне его основной задачей становилось возвращение на родину более 2 миллионов русских беженцев, разбросанных по разным странам мира из-за перипетий русской революции.

Одновременно он по собственной инициативе занялся проблемой голода, который прямо затронул более 30 миллионов человек в стране, охваченной гражданской войной. Это сильно повредило репутации Нансена, которого стали обвинять в большевизме и отстаивании интересов советского правительства. Лига отказалась принять участие в помощи голодающим. Нансену пришлось привлекать к помощи частные организации, и его усилия имели довольно скромный результат.

Побывав в России, Нансен с негодованием говорил на сессии Лиги 30 сентября 1921 года:

“Положение таково: в Канаде нынче такой хороший урожай, что она могла бы выделить зерна втрое больше, чем необходимо для предотвращения страшного голода в России. В США пшеница гниёт у фермеров, которые не могут найти покупателей для излишков зерна. В Аргентине скопилось такое количество кукурузы, что её некуда девать и ею уже начинают топить паровозы. Во всех портах Европы и Америки простаивают целые флотилии судов. Мы не знаем, чем их загрузить. А между тем рядом с нами на Востоке голодают миллионы людей. Наше мероприятие можно осуществить не иначе, как с поддержкой Лиги. Пусть Лига Наций придёт нам на помощь, и давайте не будем лицемерить. Будем смотреть фактам в лицо, примем их такими, каковы они на самом деле. Правда ли, что в настоящий момент правительства никак не могут выделить 5 миллионов фунтов? Они не могут сообща набрать эту сумму, а ведь она составляет лишь половину того, во что обходится постройка одного боевого корабля! Пища лежит в Америке, но некому её взять. Неужели Европа может сидеть спокойно, ничего не предпринимая для того, чтобы доставить сюда пищу, которая нужна для спасения людей по сию сторону океана? Я не верю этому. Я убежден, что народы Европы заставят свои правительства принять должное решение”.

1895 г.
Исследования Арктики Фритьофа Нансена. Дрейф во льдах.
Период
1895 г.
Место:
Земля Франца-Иосифа
Описание:

Фрам, начавший дрейф под 78끐' с.ш., через год и три месяца в конце 1894 г. добрался лишь до 83뀤', но затем норвежцы убедились, что льды уже не дрейфуют к полюсу. Тогда Нансен, взяв с собой Фредерика Яльмара Йохансена, 14 марта 1895 г. оставил Фрам и на трех нартах двинулся к полюсу: 7 апреля он достиг 86 14', но вынужден был повернуть на юг. Находясь на Фраме и во время ледового похода, Нансен обнаружил морские глубины порядка 3000—3800 м; он сделал также ряд других важных океанологических наблюдений.

В августе 1895 г. Нансен и Йохансен вышли к Земле Франца-Иосифа и зимовали на о. Джексон. Летом при дальнейшем движении на юг на о. Нордбрук произошла (18 июля 1896 г.) неожиданная встреча Джексона, цивилизованного европейца в клетчатом английском костюме, тщательно выбритого и причесанного, благоухающего душистым мылом с Нансеном — дикарем, одетым в грязные лохмотья, с длинными всклокоченными волосами и щетинистой бородой (Ф. Нансен). Джексон отправил обоих норвежцев на родину, и в середине августа 1896 г. они прибыли в Вардё (Северная Норвегия).

с 1895 г. по 1896 г.
Исследования Арктики Фритьофа Нансена. На чистой воде.
Период
с 1895 г. по 1896 г.
Место:
Западный Шпицберген
Описание:

По счастливой случайности, спустя шесть дней туда пришел в хорошем состоянии и Фрам под командой Отто Свердрупа, не потеряв за три года ни одного человека. Через восемь месяцев после ухода группы Нансена - 15 ноября 1895 г. - льды доставили Фрам к 85끖' с.ш., 66뀱' в.д. Затем направление дрейфа изменилось на юго-западное, а скорость увеличилась. Чаще начали появляться полыньи, иногда — в непосредственной близости от судна, весной они стали увеличиваться. В мае была подготовлена машина, в июне Фрам иногда самостоятельно продвигался вперед, но, случалось, его относило льдами назад. Наконец, утром 13 августа 1896 г. к северу от Западного Шпицбергена свободное, но скованное льдом море окружало нас со всех сторон, и мы с наслаждением следили за тем, как тихо покачивается Фрам на первых слабых волнах (О. Свердруп).

Исследования Шпицбергена и Новой Земли. Экспедиции Виллема Баренца
Период
с 1 июня 1594 г. по 1 ноября 1597 г.
Место:
о. Шпицберген, арх. Новая Земля
Описание:

Исследования Шпицбергена и Новой Земли. Экспедиции Виллема Баренца

Виллем Баренц родился около 1550 года на острове Терсхеллинг в Испанских Нидерландах. Баренц (Barents, Barentsz) — сокращение от Барентсзон (Barentszoon) — то есть сын Барента, и, таким образом, является отчеством, но не фамилией. Последняя в данном случае отсутствовала, что свидетельствует о незнатном происхождении.

Картограф по специальности, Баренц совместно с Петером Планциусом издал атлас Средиземноморья, ставший результатом его плавания по этому региону. Всемирную известность принесли ему...

Показать полностью
Первая экспедиция Виллема Баренца
Период
с 1 июня 1594 г. по 30 сентября 1594 г.
Место:
Новая Земля
Описание:

За англичанами на поиски Северо-Восточного прохода двинулись голландцы. В июне 1594 г. из Голландии на север вышла экспедиция на трех кораблях и яхте с заданием открыть удобный морской путь в царства Катайское и Синское, проходящий к северу от Норвегии, Московии и Татарии. Одним кораблем командовал амстердамец Биллем Барентсзон (сын Барента), прославившийся под обычным у голландцев сокращенным отчеством Баренц — фамилии у него, как у человека простого происхождения, не было; второе судно шло под командованием Корнелиса Корнелисзона Ная, третье —...

Показать полностью
Вторая экспедиция Виллема Баренца
Период
1595 г.
Место:
Новая Земля
Описание:

Вторая, менее удачная экспедиция была совершена в 1595 году. Баренц в ней был главным штурманом и капитаном одного из кораблей. Семь кораблей попытались пересечь пролив Югорский Шар. К сожалению, поход был совершен не вовремя – практически весь пролив затянут толстым слоем льда. За время этой экспедиции был исследован остров Вайгач, на нем найдены 400 идолов эпохи язычества.

Третья экспедиция Виллема Баренца
Период
1596 г.
Место:
Новая Земля
Описание:

Правительство Нидерландов назначило большую премию тому, кто откроет Северо-Восточный проход, и амстердамский сенат снарядил два корабля, командирами которых были назначены Якоб Гемскерк и Ян Рейп. Баренц согласился пойти штурманом с Гемскерком. Считая, что неудача 1595 г. объясняется поздним выходом из Голландии, экспедиция двинулась в путь весной 1596 г. Рейп, вопреки мнению Баренца, настоял на северном направлении, чтобы войти в Полярное море, якобы свободное ото льдов. Неожиданно под 74뀦' с. ш. открылся остров, у которого был убит белый медведь,...

Показать полностью
Завершение экспедиции Баренца. Возвращение в Амстердам
Период
1597 г.
Место:
пролив Югорский Шар
Описание:

Моряки очень медленно продвигались на юг, лишь 28 июля достигли южного берега Новой Земли и там за мысом увидели два русских судна. Они и обрадовались, и испугались, не зная, как с ними поступят незнакомые люди. Но поморы подошли к ним безоружные. Двое из них дружески похлопали по плечу меня и капитана Гемскерка, узнавши нас по прошлой встрече [в 1595 г. в Югорском Шаре]... Они показывали, что сочувствуют нам... и один из них... принес кругловатый ржаной хлеб... и несколько копченых птиц... На следующий день голландцы пошли к Вайгачу и четыре дня из-за шторма стояли...

Показать полностью
Зимовка и гибель Баренца
Период
1597 г.
Место:
Баренцево море
Описание:

Моряки из плавника построили избу с очагом и дымовым отверстием, обшив ее снятыми с корабля досками. Почти все болели цингой, из 17 зимовщиков умерли до весны двое. Потеряв надежду отремонтировать корабль и вывести его на чистую воду, голландцы подготовили две шлюпки к парусному плаванию. В середине июня 1597 г. перед отходом Баренц написал отчет о плавании и зимовке и прикрепил его к очагу. Моряки взяли с собой, кроме личных вещей, более ценный купеческий груз. Двух тяжелобольных — Баренца и матроса — перенесли в шлюпки. Море было бурным, и только через...

Показать полностью
Открытие прохода из Ледовитого в Тихий океан. Экспедиция Семёна Дежнёва
Период
с 1639 г. по 1652 г.
Место:
река Анадырь, Берингово море, Берингов пролив, Тихий океан, Северный Ледовитый океан
Описание:

Открытие прохода из Ледовитого в Тихий океан. Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва

Семен Иванович Дежнёв родился около 1605 г. в Пинежской волости (административная единица в составе Вологодского наместничества). Первые сведения о нем относятся к тому времени, когда он начал отбывать казачьи службы в Сибири. Из Тобольска Дежнёв перешел в Енисейск, а оттуда был направлен в Якутск, куда и прибыл в 1638 г. Женат он был, насколько известно, дважды, оба раза на якутках и, вероятно, говорил по-якутски.

В 1639 - 1640 гг. Дежнёв участвовал в нескольких походах на...

Показать полностью
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. Походы по Лене
Период
с 1639 г. по 1640 г.
Место:
река Лена
Описание:

В 1639 - 1640 гг. Дежнёв участвовал в нескольких походах на реки бассейна Лены для сбора ясака, на Татту и Амгу (левые притоки Алдана) и на нижний Вилюй, в район Средневилюйска. Зимой 1640 г. он служил на Яне в отряде Дмитрия (Ерилы) Михайловича Зыряна, который затем двинулся на Алазею, а Дежнёва отослал с соболиной казной в Якутск. По дороге Дежнёв был ранен стрелой во время схватки с эвенами.

Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. На Колыме.
Период
с 1641 г. по 1643 г.
Место:
Индигирка, Оймякон
Описание:

Зимой 1641/42 г. он направился с отрядом Михаила Стадухина на верхнюю Индигирку, в Оймякон, перешел на Мому (правый приток Индигирки), а в начале лета 1643 г. спустился на коче по Индигирке до ее низовьев. Осенью Стадухин и Дежнёв, как указывалось выше, перешли морем к Алазее и там соединились с Зыряном для дальнейшего морского похода на Колыму (осень 1643 г.). Дежнёв, вероятно, принимал участие в постройке Нижнеколымска, где прожил три года.

Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. На реке Анадырь.
Период
1646 г.
Место:
Нижнеколымск
Описание:

В Нижнеколымск проникали самые соблазнительные слухи со стороны Большого Анюя о богатой соболями захребетной реке Погыче (Анадырь), а до ней [до ее устья] от Колымы парусным погодьем бежать сутки — трое и больше…. Летом 1646 г. из Нижнеколымска в море на поиски соболиной реки вышла партия промышленников-поморов (девять человек) во главе с кормщиком Исаем Игнатьевым, по прозвищу Мезенец. Двое суток они на коче бежали парусом по большому морю — на восток, по свободной от льда полосе, вдоль скалистого берега (подле Камень) и дошли до губы, вероятно Чаунской:...

Показать полностью
Промысловая экспедиция по р. Колыма Дежнёва
Период
1647 г.
Место:
р. Анадырь
Описание:

Приказчик богатого московского купца (царского гостя) Василия Усова холмогорец Федот Алексеев Попов, имевший уже опыт плавания в морях Ледовитого океана, немедленно приступил в Нижнеколымске к огранизации большой промысловой экспедиции. Целью ее были поиски на востоке моржовых лежбищ и якобы богатой соболями р. Анадыря, как ее правильно стали называть с 1647 г. В состав экспедиции входили 63 промышленника (включая Попова) и один казак Дежнёв - по его личной просьбе - как лицо, ответственное за сбор ясака: он обещал представить государю прибыли на новой...

Показать полностью
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. Открытие мыса Дежнёва.
Период
1648 г.
Место:
мыс Дежнёва
Описание:

Неудача не изменила решения промышленников. Попов приступил к организации новой экспедиции; Дежнёв снова подал просьбу о назначении его ответственным сборщиком ясака. У него появился соперник — якутский казак Герасим Анкидинов, который обещал сдать в казну те же 280 соболей и вдобавок подняться на государеву службу своим животом [средствами], судном и оружием, порохом и всякими заводы. Взбешенный Дежнёв предложил тогда сдать 290 соболей и обвинял Анкидинова, будто тот прибрал к себе воровских людей человек с тридцать, и хотят они торговых и...

Показать полностью
Экспедиция Федота Попова и Семёна Дежнёва. В Москву.
Период
1664 г.
Место:
Москва
Описание:

Кое-как 15 русских прожили на Анадыре зиму 1648-49 г. и построили речные суда. Когда река вскрылась, они на судах поднялись вверх на 500 км вверх по Анадырю до анаульских людей… и ясак с них взяли. На верхнем Анадыре Дежнёв основал ясачное зимовье. Очевидно, он или его казаки, безуспешно разведывая соболиные места, ознакомились не только с главной рекой, но и с частью ее притоков: по возвращении Дежнёв представил чертеж бассейна р. Анадыря и дал ее первое описание. Он не забывал и о необходимости прииску моржового и рыбьего зуба. И поиски его завершились...

Показать полностью
Открытие северо-западной Америки. Экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова
Период
с 24 января 1725 г. по 10 октября 1741 г.
Место:
п-ов Аляска, п-ов Камчатка
Описание:

Первая Камчатская экспедиция Беринга — Чирикова

Почти перед самой смертью, в конце 1724 г., Петр I вспомнил …то, о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через Ледовитое море в Китай и Индию… Не будем ли мы в исследованиях такого пути счастливее голландцев и англичан?…. Подчеркнем — именно исследованиях, а не отыскании, т. е. открытии: на географических чертежах начала XVIII в. Чукотка показывалась как полуостров. Следовательно, Петр I и его советники знали о существовании пролива между Азией и Америкой. Немедленно он...

Показать полностью
Первая Камчатская экспедиция Беринга — Чирикова
Период
с 24 января 1725 г. по 1729 г.
Место:
Камчатка
Описание:

Почти перед самой смертью, в конце 1724 г., Петр I вспомнил …то, о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть о дороге через Ледовитое море в Китай и Индию… Не будем ли мы в исследованиях такого пути счастливее голландцев и англичан?…. Подчеркнем — именно исследованиях, а не отыскании, т. е. открытии: на географических чертежах начала XVIII в. Чукотка показывалась как полуостров. Следовательно, Петр I и его советники знали о существовании пролива между Азией и Америкой. Немедленно он составил приказ об экспедиции, начальником которой был...

Показать полностью
Вторая камчатская экспедиция
Период
с 1733 г. по 1741 г.
Место:
Камчатка
Описание:

Через два месяца после возвращения из экспедиции, в конце апреля 1730 г., В. Беринг составил две докладные записки в Адмиралтейств-коллегию (морское ведомство); в Сенат они были представлены лишь в конце того же года. В первом Предложении он, в частности, высказывал уверенность в сравнительной близости Америки от п-ова Камчатка и целесообразности установления торговых контактов с местными жителями; он отмечал необходимость и возможность разрабатывать в Сибири железную руду, сеять хлеб и варить соль. Во второй записке В. Беринг выдвинул план северные...

Показать полностью
Плавание Беринга: открытие Северо-Западной Америки, Алеутских и Командорских островов
Период
1741 г.
Место:
Алеутские острова, Америка
Описание:

В. Беринг пошел сначала на юго-восток (к 45 с.ш.) в поисках мифической Земли Жуана-да-Гама. Эта крупная земля помещалась на некоторых картах XVIII в., в том числе на имевшейся в распоряжении В. Беринга, приблизительно между 46–50 с.ш. и 159–173 в.д. …Кровь закипает во мне всякий раз, — отмечает С. Ваксель, — когда я вспоминаю о бессовестном обмане, в который мы были введены этой неверной картой, в результате чего рисковали жизнью и добрым именем. По [ее] вине… почти половина нашей команды погибла напрасной смертью. Потеряв напрасно больше недели и убедившись, что...

Показать полностью
Исследования Норденшельда. До Енисея
Период
с 1875 г. по 1876 г.
Место:
устье Енисея
Описание:

В 1875 г. Норденшельд на шхуне прошел через Югорский Шар, а в конце июля достиг п-ова Ямал, обогнул его с севера, причем зашел за 75뀰' с.ш., и в середине августа остановился у небольшого острова в Енисейском заливе. Он нашел там прекрасную гавань и назвал ее Порт-Диксон (теперь весь остров носит имя Диксона). Хотя А. Норденшельд быстро и свободно достиг Енисея, он считал, что сильно задержался в пути из-за штилей; на пароходе же в том году можно было бы прибыть в этот порт в самом начале августа. В конце сентября шхуна вернулась в Норвегию.

Средства на плавание...

Показать полностью